return_links(2); ?>
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России
БОЛЬШИЕ РЕСУРСЫ – БОЛЬШАЯ ОТДАЧА
  Сергей МАЗУРЕНКО, заместитель министра образования и науки РФ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: НАУКА – ОБРАЗОВАНИЕ – БИЗНЕС
  EDU TECH RUSSIA 2011
  ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ И ОБУЧЕНИИ
  ТЕХНОЛОГИИ
  КИНО И ФИНАНСЫ
  ОБ УПРАВЛЕНИИ СОБСТВЕННОСТЬЮ «ИЗ ПЕРВЫХ РУК»
  БЕЗОПАСНОСТЬ ТРАНСПОРТА – БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ
  СВЯЗЬ И ИКТ
  СОКРАЩЕНИЕ ЦИФРОВОГО НЕРАВЕНСТВА
  Игорь ЩЁГОЛЕВ, министр связи и массовых коммуникаций РФ:
«ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ»: ГРАЖДАНИН – ВЛАСТЬ – ГРАЖДАНИН
  Павел КОСТЕНКО, заместитель руководителя департамента ФГУП «ГРЧЦ»
НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ И СЕРВИСЫ ФГУП «ГРЧЦ»
  БЕЗОПАСНОСТЬ
  АРМИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫХ СПАСАТЕЛЕЙ РАСТЕТ
























ГАРМОНИЯ И СИНТЕЗ ПО-КИТАЙСКИ

( Окончание. Начало в № 97 )


Однако «братство навек» продлилось не дольше «тысячелетнего рейха». За этим стоит и лингвистическая проблема. В нашем языковом контексте братство означает равенство двух сторон, поскольку данное отношение – симметрично. По­китайски же оно асимметрично и выражает неравенство, ибо всякий брат – старший или младший. Подобным смысловым искажением чревато также заглавие «Все люди – братья» («AllMenAreBrothers»), принятое лауреатом Нобелевской премии П. Бак в ее переводе классического китайского романа «Шуй-хучжуань» («Речные заводи»). Соответственно Мао Цзэдун готов был признать себя «младшим братом» Сталина, но не Хрущёва или Брежнева. Этот субъективный фактор во многом способствовал превращению «великой дружбы» в чреватую непредсказуемыми последствиями военную конфронтацию к концу 1960-х годов. Возможно, боевое столкновение на Даманском в 1969 г. побудило руководство КНР радикально изменить вектор стратегических взаимодействий с Запада на Восток, т.е. от СССР к США, и таким образом изменило всю политическую конфигурацию в мире, сделав его таким, каков он сейчас, когда «бумажный тигр» американского империализма стал главным потребителем китайских товаров, а социалистический Китай – основным держателем его долговых обязательств и долларов.

Абсолютная ценность

Ныне все наши политико-идеологические конфликты урегулированы, и только что мы отметили 10-летие основополагающего договора между двумя странами как стратегическими партнерами. Поэтому никакое отторжение территорий со стороны КНР нам не грозит.

Во­первых, Китай сам – огромная страна, не испытывающая недостатка в территории, и у него есть ряд внутренних проблем, связанных прежде всего с Тайванем, Тибетом, Синьцзяном, и внешних – на границах с Японией, Вьетнамом, Индией. Во­вторых, он всегда был миролюбивым государством и ставил гражданское начало выше военного. Китайская драка обычно – комическое явление, и китайцы – «идеальные» объекты для преступников, поскольку никогда не стремятся в такой ситуации, как говорят американцы, «стать героями», а отдают требуемое, чтобы не погибнуть. Ценности – дело наживное, а жизнь – абсолютная ценность. По выражению К. Маркса, только китайский император не облачался в военный мундир. Генеральная стратегия Китая – выигрывать битвы без боестолкновений, отдавать предпочтение «мягкой силе» и распространять свое влияние «невидимыми руками» экономики и культуры. Его самоназвание – Центральное государство (Чжун­го) – официально признано в мире, а согласно традиционной дипломатической доктрине, вся мировая периферия в зависимости от своей удаленности от центра так или иначе подчиняется ему именно как централизованная периферия и потому не требует физического завоевания.

В разнообразных и все более развивающихся взаимоотношениях между нашими странами базовый компонент – перевод с одного языка на другой, и здесь наблюдается явная асимметрия в пользу китайцев. Это малозаметное явление чревато далеко идущими последствиями. Сейчас уже Китай стал не только мировой фабрикой электроники, но и основным производителем используемых в ней информационных, в частности переводческих, программ. Таким образом китайцы создают русский новояз, достаточно отличный от привычного нам языка. Последний крупный китайско-русский словарь вышел в 2009 г. в Шанхае, хотя, в отличие от русско-китайских, такие словари должны создаваться в России. Действительно, выдающийся, получивший Госпремию 4-томный Большой китайско-русский словарь увидел свет в Москве, но только это произошло более четверти века тому назад, в 1983-1984 гг. Китайский язык бурно развивается, каждый год возникает до тысячи новых слов и выражений. Мы за этим почти не следим, а они оперативно фиксируют лингвистические новации у себя и у нас. Таково мягкое проникновение через людей, бытовые гаджеты, информационные технологии.

Интересы и политическая воля

Сейчас сложилась новая ситуация, идет взаимопроникновение: китайцы осваивают наш Дальний Восток, а россияне – сопредельные китайские территории и места традиционного присутствия – Пекин, Шанхай, Харбин, Далянь. Официально наших сограждан там больше, чем китайцев в России. Жизнь в КНР для россиян настолько комфортна, что, как правило, имеющие работу держатся за нее до упора, а студенты не планируют возвращаться. Еще больше на взаимопонимание настраивают грандиозные планы грядущего экономического взаимодействия, связанные с поставками энергоносителей, прокладкой дорог и т.п.

С моей точки зрения, при теперешнем состоянии дел, Китай в большей степени интересен нам, чем мы – ему. На месте наших лидеров я бы широко открыл границу для китайских трудовых армий, которые бы в исторически короткие сроки преобразовали не только наш Дальний Восток, но и всю страну, решив наконец извечные проблемы дорог и жилищ, выстроив современную инфраструктуру, как у себя на родине. При государственном подходе этому легко придать организационные формы, никак не изменяющие привычную нам культурную атмосферу, в отличие от происходящего теперь стихийного проникновения интернационала гастарбайтеров. Очевидна и выгода для Китая, имеющего значительный избыток трудовых ресурсов. Гораздо сложнее наладить интеллектуальное взаимодействие между нашими странами, но эта задача, быть может, еще более важная, и для ее решения у нас пока еще есть духовный потенциал, накопленный за три века развития отечественной китаистики. Правда, для коренного изменения нынешней печальной ситуации нужна высшая политическая воля.

Россия – младший брат?

Так или иначе, Россию и Китай связывают ближайшее географическое соседство, десятилетия глубокого взаимопроникновения культур и века взаимного изучения. Естественно, все это находило отражение и в творчестве русских писателей. Недавно, в 2008 г., в Москве даже вышла специальная антология «Китай у русских писателей». Л.Н. Толстой считал китайскую духовную культуру одним из высших достижений человечества, изучал и переводил таких ее корифеев, как Конфуций и Лао-цзы, полагая вполне возможной интеграцию их идей в разрабатывавшееся им экуменическое учение.

С руководителями ранее противостоявших нам государств наши лидеры общаются наты и называют их друзьями, чего совершенно не наблюдается в отношении бывших китайских братьев. Здесь позиции не определены, и, кажется, самое тесное сближение сделает нас уже младшим братом. Несмотря на истерию и враждебность в наших официальных взаимоотношениях 60-70-х годов, китайцы очень сочувственно относятся к судьбе СССР, поскольку чаще вспоминают о предыдущей весьма плодотворной дружбе, а не о «культурной революции», которая и для них самих была тяжелым испытанием. Они даже привечают оголтелых пропагандистов, которые раньше под руководством ЦК КПСС палили по КНР из идеологических пушек, а теперь перелицевалисьв завзятых синофилов. Кроме того, в нашей катастрофе «лихих 90-х» китайцы от противного видят подтверждение правильности собственного пути постепенных экономических реформ под идейно-политическим контролем господствующего режима. После малоуспешных попыток реализации противоположной модели, основанной на ликвидации советской власти, «демократическом» разоблачении коммунистической идеологии и «либеральном» освобождении рыночной стихии, мы с тридцатилетним опозданием пришли к повторению задов реформ Дэн Сяопина. Поэтому, кстати, китайцам очень симпатичны наши нынешние высшие руководители, выглядящие его хорошими учениками.

Игра в одни ворота

Как России строить свои отношения с Китаем в современных условиях? Прежде всего, надо хотя бы добиваться симметрии в не требующих больших вложений культурно­идеологических воздействиях. Например, они во всем мире основывают институты Конфуция, которых в России уже около двух десятков. Но ничего подобного мы в Китае не создаем. Китайцы открыли русскоязычный канал на телевидении, на нашем же ТВ до обидного редки передачи о Китае. Там издается ряд специализированных журналов о России, у нас нет ни одного издания, посвященного только Китаю. В Литературном институте существовало специализированное подразделение по обучению художественному переводу с китайского языка, но оно закрылось. В отделе Китая Института востоковедения РАН во времена СССР работало более полусотни сотрудников, сейчас осталась треть. Я даже сформулировал собственный закон: чем значительнее роль Китая в мире, тем слабее синология в России. Одна из причин этого – утечка мозгов из нищенствующей науки в обеспеченную развитием Китая практику.

Важный вопрос о том, как относиться России к китайскому пути развития, увы, публично обсуждается не учеными, а политиками, чаще всего демагогами, стремящимися, более или менее оболванивая, завоевывать электорат. Серьезных научных разработок темы нет. Во многом еще потому, что наша великая наука – синология, бывшая одной из лучших в мире, оказалась в кризисе. Последние годы я вместе с ведущими китаистами страны посвятил систематизации и дополнению ее достижений в энциклопедии «Духовная культура Китая». У этого уникального труда, готовившегося 15 лет и 5 лет издававшегося (2006-2010), нет аналогов ни на Западе, ни в самом Китае.

Иероглиф как средство общения

Удивительным образом китайская грамота сейчас получила шанс стать языком международного общения в Интернете. Ведь иероглифы не привязаны к звучанию никакого конкретного языка и их можно использовать, не отказываясь от родной речи. Они суть рисунки или зримые символы, отвечающие нарастанию визуализации современной культуры. Кстати, японцы, корейцы или вьетнамцы, говорящие на языках совсем иных, чем китайцы, успешно использовали их иероглифы, поскольку они выражают прежде всего идеи. Совершенствовавшийся тысячелетиями, очень компактный и смыслоемкий, простой в грамматике и чрезвычайно эстетичный иероглифический язык вэньянь, объединявший разноязыкие народы Китая и сопредельных государств, – это готовый международный язык для Интернета. Он тоже может стать орудием мягкого проникновения. На закате СССР поэт Д.А. Пригов предсказал: «Глядь – и Рейган в сердце у тебя». Перефразируя, можно сказать: «Глядь – иероглиф в ноутбуке у тебя». Подобные китайские мотивы уже выразили Ван Зайчик, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин, а писатели в России обычно больше чем писатели и потому наиболее проницательны.

Научные основания нашего постижения китайской культуры, как ни странно, становятся все более зыбкими. Количество научных кадров сократилось в разы, и в РФ нет ни одного вуза, НИИ, музея, журнала, аудио­ или видео­СМИ, специально и всецело посвященного Китаю, хотя таковые были в прошлом, и асимметричным образом аналогичные структуры по изучению России обильно представлены в Китае. Мы не создали ничего подобного организуемым КНР за рубежом и хорошо финансируемым институтам Конфуция. Даже наша удостоенная Государственной премии энциклопедия в основном была издана на китайские деньги. Поэтому я взял на себя смелость использовать торжество в Кремле 12 июня 2011 г. для передачи Президенту РФ Д.А. Медведеву письма с описанием данной проблемы, на мой взгляд, уже приобретшей стратегическое значение, и с предложением ряда мер по ее разрешению. С удовлетворением должен отметить, что оно нашло понимание у высокого адресата и получило с его стороны одобрительную резолюцию. Правда, как всегда в подобных случаях, остается под вопросом самое главное – исполнение. Здесь у нас существует печальная традиция. К примеру, даже упомянутая мною уникальная субсидия в 1817 г. грандиозной суммы в 140 тыс. руб. на словарь П.И. Каменского (1765–1845) не привела к его публикации, и первый китайско-русский словарь увидел свет только полвека спустя. Работа над пополнением Большого китайско-русского словаря была прекращена в «лихие 90-е», хотя именно в это время китайский язык стал бурно пополняться новой лексикой. Больше всего поражает в Китае его бездонность. Что бы ты ни изучал, когда тебе кажется, что уже дошел до дна и все постиг, потом вдруг обнаруживаются такие глубины, что невольно поражаешься неисчерпаемости этой культуры. И она во всем, от кулинарии до философии. Потрясающая культурная глубина Китая есть воплощение длительности его истории.

Артем КОБЗЕВ,
доктор философских наук

Информационно-аналитическое издание jjjj№98 2011



ОБЩЕСТВО

  ГАРМОНИЯ И СИНТЕЗ ПО-КИТАЙСКИ
  НЕДАРОМ ПОМНИТ ВСЯ РОССИЯ ПРО ДЕНЬ БОРОДИНА

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta