return_links(2); ?>
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России
БОЛЬШИЕ РЕСУРСЫ – БОЛЬШАЯ ОТДАЧА
  Сергей МАЗУРЕНКО, заместитель министра образования и науки РФ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: НАУКА – ОБРАЗОВАНИЕ – БИЗНЕС
  EDU TECH RUSSIA 2011
  ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ И ОБУЧЕНИИ
  ТЕХНОЛОГИИ
  КИНО И ФИНАНСЫ
  ОБ УПРАВЛЕНИИ СОБСТВЕННОСТЬЮ «ИЗ ПЕРВЫХ РУК»
  БЕЗОПАСНОСТЬ ТРАНСПОРТА – БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ
  СВЯЗЬ И ИКТ
  СОКРАЩЕНИЕ ЦИФРОВОГО НЕРАВЕНСТВА
  Игорь ЩЁГОЛЕВ, министр связи и массовых коммуникаций РФ:
«ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ»: ГРАЖДАНИН – ВЛАСТЬ – ГРАЖДАНИН
  Павел КОСТЕНКО, заместитель руководителя департамента ФГУП «ГРЧЦ»
НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ И СЕРВИСЫ ФГУП «ГРЧЦ»
  ОБЩЕСТВО
  ГАРМОНИЯ И СИНТЕЗ ПО-КИТАЙСКИ
  НЕДАРОМ ПОМНИТ ВСЯ РОССИЯ ПРО ДЕНЬ БОРОДИНА
























АРМИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫХ СПАСАТЕЛЕЙ РАСТЕТ

О работе МЧС России при ликвидации последствий ДТП, о модернизации пожарной службы и межведомственном взаимодействии рассказывает заместитель главы МЧС Александр ЧУПРИЯН.


– Александр Петрович, какова роль МЧС России в реализации Федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2006–2012 гг.»?

– Пожарные, спасатели – люди искренние, знающие цену жизни и абсолютно неравнодушные. Поэтому когда появилась возможность присоединиться к выполнению данной программы, мы решили, что будем ее самыми активными участниками и партнерами. И если перед стартом программы службы МЧС России реагировали на ДТП в среднем 15–20 раз за сутки, то сегодня в 20–30 раз больше. За годы действия ФЦП мы извлекли из повреждённых в авариях автомобилей почти 80 тыс. человек, т.е. в среднем 15 тыс. в год, – считаем их спасенными, поскольку передавали пострадавших медикам живыми.

Благодаря ФЦП создан центр во ВНИИ ГОЧС, который сегодня выполняет функции научного и информационно­аналитического подразделения, разрабатывает карты, обозначает силы и средства, моделирует ситуации. Уже дважды мы проводили чемпионаты России по оказанию помощи пострадавшим при ликвидации последствий ДТП, в котором участвуют лучшие команды из федеральных округов. А это значит, что происходит отработка деталей реагирования, повышение эффективности прикладного обучения…

– За рубежом пожарные и спасатели обычно люди одной профессии. Как обстоит дело у нас после того, как в МЧС России были переведены достаточно мощные силы и средства противопожарной службы?

– На законодательном уровне пожарные не были наделены правом проведения аварийно¬спасательных работ, не связанных с тушением пожаров. Между тем своевременное выдвижение обычных спасательных формирований к аварийноопасным участкам дорог не всегда возможно из¬за их удаленности. Мы внесли и законодательно обустроили эти функции. Сегодня аттестацию на право проведения аварийно¬спасательных работ при ДТП прошли около половины всех пожарных частей. А это значит, что армия универсальных спасателей растет с каждым годом, у нее появляется все больше форпостов. Если в 2006 г. пожарно­спасательные подразделения выезжали на каждое 14-е ДТП с пострадавшими, то в 2010 г. – уже на каждое второе. И это несмотря на снижение общего количества ДТП за последние два года на 13,3%.

– По положению о службе, сотрудники МЧС России вправе оказывать первую доврачебную помощь, однако медики утверждают, что на практике они обычно предпочитают дожидаться прибытия «Скорой». С чем это связано?

– Согласно последним изменениям в законодательстве, сотрудник МЧС России может оказать квалифицированную помощь, если это действующий врач. Такие подразделения у нас есть. В иных случаях мы оказываем такую же помощь, как полицейские, спасатели, пожарные, обычные водители. Мне неоднократно приходилось видеть, как пострадавших доставали из завалов, горящих зданий, искореженных авто и просто укладывали на газон или асфальт; превозмогая боль, они говорили: что же вы – вытащить¬вытащили, а дальше что? Мы, несомненно, должны быть помощниками Минздрава в этом плане, притом что действуем в рамках существующего законодательства. В последние два года получило распространение обучение спасателей приемам оказания первой помощи пострадавшим на базе государственных учреждений здравоохранения – территориальных центров медицины катастроф. Я не раз предлагал медикам расширить эту линейку, опираясь на мировую практику. Пожарный спасатель в США, например, может сделать внутривенный обезболивающий укол, снять электрокардиограмму и привезти пострадавшего в госпиталь…

– Может ли МЧС России влиять на пожароопасность и контр­аварийные характеристики выпускаемых сегодня машин?

– Пожары на транспорте случаются, но в целом незначительно влияют на пожарную статистику. Впрямую мы машинами не занимаемся, более того, ушли из нормативного регулирования строительства зданий и сооружений – так решил законодатель. Хотя во времена, когда массово выпускалась отечественная техника, надзор касался не только автомобилей, но и холодильников, телевизоров и т.д. Сегодня техника стала преимущественно импортная, а современные принципы делового регулирования и прибыльности тяготеют к устранению возможного препятствования бизнесу со стороны надзорных органов. Меняются топливная аппаратура и энергоустановки, рынок стал настолько разнообразным, что изучить все технологические особенности автоновинок практически невозможно. Однако любой технологический процесс и инженерный проект обязаны учитывать вопросы пожарной безопасности, это относится и к автомобилю.

– Работа службы оповещения МЧС России о ДТП и необходимости выезда на место аварии достойна восхищения, но нет ли тут своего рода ведомственного монополизма?

– Практически со всеми главками МВД у нас подписаны соглашения о сотрудничестве, включая службу ГИБДД. Мы можем полномасштабно использовать существующую базу оперативного информирования об авариях. Схемы оповещения могут быть разными, но в целом уже активно идут объединительные процессы вокруг создания объединенной диспетчерской службы с номером 112. Дело обстоит совсем по¬другому, нежели 5 лет назад, но правительство требует ускорить эту работу.

– Сегодня стала популярной тема ГЛОНАСС, поговаривают об оснащении всех автомобилей системами тревожного оповещения, способными издавать своего рода сигнал SOS…

– Такие разработки уже существуют, и мы их приветствуем. Строго говоря, это не зона ответственности МЧС России, но благодаря им мы можем повысить свое оперативное реагирование на дорогах. И если прозвучит сигнал тревоги, почему бы нам не прибыть первыми к месту происшествия?

– Насколько влияет ограничительный регламент полетов над Москвой и некоторыми другими территориями на использование спасательной авиатехники?

– Пока Россия является единственной из развитых стран, где для оказания помощи пострадавшим в ДТП широко не используются вертолеты. Хотя технология эвакуации пострадавших в крупных городах уже отработана, ее использование позволяет вдвое сократить время доставки спасателей и медработников к месту ДТП. Но все же основное назначение этой техники – обслуживание скоростных магистралей. А там, в общем­то, никто не запрещает, нужно просто иметь соответствующую инфраструктуру. Строить не только вертолетные площадки, но и обустраивать дорожное полотно, чтобы можно было при необходимости приземлиться в пункт назначения, а не в примыкающие лесопосадки или строения. Сейчас мы обустраиваем вертолетные площадки по трассе Москва–Санкт¬Петербург, беремся за олимпийскую дорогу «Дон». И остро ощущаем необходимость кооперации действий с другими министерствами и ведомствами, чтобы решать весь комплекс возникающих вопросов.

Вдоль трассы Москва–Санкт¬Петербург подготовлены вертолетные площадки вКлину, Великом Новгороде, Тосно, завершаются работы по строительству площадок в Валдае и Твери.

В Москве оборудовано шесть вертолетных площадок при городских клинических больницах № 7, 15, 20, 71, НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, а также вертолетная площадка на 35 км МКАД, где осуществляется круглосуточное диспетчерское дежурство.

– Почему бы, в таком случае, для оказания помощи пострадавшим не использовать шире средства сверхлегкой авиации?

– Для разведки ситуации мы используем летательные аппараты, не требующие особого разрешения. Но чтобы сработать на месте ДТП, нужна доставка людей, спасательного оборудования. Современные машины с высокопрочными элементами конструкций невозможно вскрыть лишь ломом или топором. А возьмите широко распространившиеся подушки безопасности – для спасателей это сущие ловушки, весьма травмоопасные.

– Как, кстати, отрабатывается технология спасения пострадавших в авариях?

– В учебном центре МЧС в г. Ногинске Московской области готовятся спасатели по 42 специальностям, т.е. практически по всем категориям. Только в прошлом году через него прошло более 3 тыс. спасателей. Мы обучаем не только сотрудников МЧС России, подготовку в центре, например, уже прошли представители многих подразделений ГИБДД Московской области. Хотели бы также обучать и водителей, занятых на перевозках опасных грузов на дальние расстояния, в том числе трансграничных.

Во всем мире подготовке спасателей уделяется повышенное внимание. В Германии, например, учатся на пожарного полтора года, плюс 3 месяца практики. И попасть в такую школу не так­то просто – ведь в итоге они приобретают множество дополнительных специальностей, вплоть до сантехников и медиков. У нас обучаются 2 месяца… Тем не менее достаточно посетить учебный центр в Ногинске, чтобы убедиться, что и у нас существует серьезная государственная политика в этой области.

Информационно-аналитическое издание jjjj№98 2011



БЕЗОПАСНОСТЬ

  АРМИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫХ СПАСАТЕЛЕЙ РАСТЕТ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta