return_links(2); ?>
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Председатель Правительства РФ
РУБЛЬ – ДОСТАТОЧНО НАДЕЖНАЯ ВАЛЮТА
  ПОГАДАТЬ НА КОРОЛЯ
  ПОЛИТИКА
  ИНТРИГА ЗАТЯНУЛАСЬ
  «ТРЕНД» МИХАИЛ ПРОХОРОВ, ИЛИ СУТЬ ИННОВАТИКИ В ПОЛИТИКЕ
  Ё-МОБИЛЬ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
  ЭКОНОМИКА
  ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА РОССИИ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?
  КОРРУПЦИЯ И ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА
  ОБЩЕСТВО
  ГАРМОНИЯ И СИНТЕЗ ПО-КИТАЙСКИ
  ВИРТУАЛЬНЫЙ ТАНДЕМ
  ЛЕТО. ЖАРА. СЕЛИГЕР
  НАУКА. ИННОВАТИКА
  «ИННОПРОМ-2011»: НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА
  Марек ОЧЕПКА, министр - советник Посольства Республики Польша в Российской Федерации:
МЫ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В РАСШИРЕНИИ ПАРТНЕРСТВА РЕГИОНОВ
  НАУКА
  «ВСПОМНИТЬ ВСЕ» – РИМЕЙК ПО ЗИГМУНДУ ФРЕЙДУ
  КУЛЬТУРА
  УИЛЬЯМ БРУМФИЛД: РУССКАЯ КУЛЬТУРА ИСЦЕЛЯЕТ ДУШИ























ИННОВАЦИИ – ЭТО ТАКОЕ ПОЛЕ,ГДЕ ПРИ ЖЕЛАНИИ ДЕНЕГ ХВАТИТ ВСЕМ



Константин ПОЗДНЯКОВ



В последнее время в России особое внимание уделяется развитию стартапов, поддержке молодых предпринимателей и их бизнес-идей. Что нужно изменить в структуре российского бизнеса и бизнес-культуре, какого рода поддержка от государства требуется начинающим бизнесменам и какую роль в инновационном развитии России может сыграть высшая школа – об этом мы побеседовали с руководителем Комитета по образованию и молодежной политике, руководителем отделения «Деловой России» по ЦАО г. Москвы, директором Института молодежной политики и социальных технологий МАТИ Константином ПОЗДНЯКОВЫМ.



– Константин, что, на ваш взгляд, нужно, чтобы повысить инновационную активность в России и чтобы стратегия инновационного развития к 2020 г. стала реальностью?

– В первую очередь, необходимо провести соответствующие реформы в системе вузовского образования в России – приблизить фундаментальную науку к практике. Чтобы студент, заканчивая вуз, писал свою работу не в отрыве от практической реальности, как это часто сейчас происходит, в том числе и в технологических вузах. Нужно добиваться того, чтобы наработки из студенческой дипломной работы можно было реально и в короткие сроки коммерциализировать. Не секрет, что во многих западных вузах, в США студент, выходя на защиту, уже знает, где будет применена его прикладная разработка. Необходимо пересмотреть и кадровую политику – повысить статус специальностей инженерной направленности, чтобы люди хотели продвигать науку. Еще одна острейшая проблема – это пресловутая «утечка мозгов». Важно, чтобы молодые таланты оставались в России и развивали инновационную составляющую отечественной экономики.

– И какие реальные меры можно предпринять в этом направлении?

– Материальное стимулирование и создание людям человеческих условий для того, чтобы они могли спокойно работать и творить. При этом нематериальные факторы могут сыграть даже большую роль. Должны быть какие-то льготные ипотечные кредиты для молодых ученых и т.п. Когда я был на Селигере, многие выступающие там молодые люди говорили о том, что на сегодняшний день развивать свои идеи они могут только в больших городах – Москве, Санкт-Петербурге, где достаточно высока стоимость аренды жилья. Создание наукоградов могло бы помочь в решении этой проблемы.

– Наподобие Сколково?

– Не совсем. Сколково – это уже верхний уровень. Нужны какие-то «песочницы» – технопарки, бизнес-инкубаторы. Должны быть созданы условия, в которых люди смогут совершенно спокойно работать и развиваться. По крайней мере, не задумываться о хлебе насущном.

– Константин, как вы считаете, проводимая государством популяризация технических специальностей возымеет эффект? Этакая инициатива сверху заработает наконец?

– Природа показывает, что ничто, навязанное сверху, как правило, не выживает. Все должен отрегулировать рынок, который потихоньку начинает включать свои механизмы. Уже сейчас в России есть предприятия, где рядовой инженер получает больше, чем экономист. Профессии начинают понемногу выравниваться. Другой вопрос – кого мы готовим. Не секрет, что зачастую выпускаются кадры, совершенно оторванные от производства. Материальная составляющая, карьерные успехи – это те стимулирующие факторы, которые в ближайшее время могут повлиять на престиж инженерных профессий.

– Какие меры, по вашему мнению, могут подтолкнуть бизнес к инновационной деятельности? Каковы инструменты стимулирования?

– В первую очередь, конечно, это налоговые льготы и различные преференции для бизнеса. Важно также дать ему доступ к вузовским площадкам. Многие компании уже сейчас готовы формировать под себя различные группы – тех же инженеров, но они, естественно, хотят получить от государства что-то взамен: повторюсь, те же налоговые льготы, pr-поддержку как социально-ориентированные компании и т.д. Возможны какие-то преференции в государственных конкурсах и грантах.

– Как вы относитесь к введению инновационных программ для крупных госкомпаний, так называемого «принуждения к инновациям»?

– Идея имеет право на жизнь, но здесь нужно понимать необходимость жесткого контроля. Многим нашим государственным корпорациям выделяются средства на научно-исследовательские разработки, но очень часто эти деньги не доходят до потребителей – ученых, исследователей, творческих коллективов. Предприятия просто не работают в этом направлении, отдают средства государству обратно. Часто эти деньги уходят бесконтрольно через сеть подставных фирм, и, соответственно, об инновациях речи уже не идет. Нужно создать общественно-попечительский контроль, возможно, из общественных организаций, таких как «Деловая Россия», «Опора России» и т.п., которые реально следили бы за тем, насколько эффективно эти деньги расходуются и работают.

– Насколько оправдывает себя создание технологических платформ? И как нужно развивать это направление деятельности, чтобы добиться результатов?

– Идея создания бизнес-инкубаторов и технологических площадок сама по себе не нова, лет пять как минимум ее с переменным успехом пытаются реализовывать. Чтобы повысить эффективность, необходимо опять-таки ужесточить контроль над выделением денег и над действием уже функционирующих площадок, чтобы они давали какой-то конечный продукт, а не распыление выделяемых государством средств. Нужно установить четкий процентный показатель продукта на выходе от каждой такой площадки. Прибыль должна быть.

– Какие технологические направления, на ваш взгляд, стоит развивать в течение ближайших 5–10 лет?

– Позиции России исторически были сильны в военно-промышленном комплексе, IT, медицине и биоформатике. В целом же, на мой взгляд, не стоит концентрироваться на каких-то отраслях, наоборот, нужно ставить фильтры и делать сито идей. Идея в отрасли, не востребованной сегодня, через пять лет может выстрелить сильнее, чем то, что актуально сейчас. Поэтому важно эту идею увидеть и поддержать уже сейчас. Например, 10–15 лет назад никто и слышать не хотел о гибридном транспорте, сейчас же эта тема более чем актуальна.

– Дмитрий Медведев в последнее время неоднократно говорил о необходимости «импорта» в Россию интеллекта. Как вы считаете, можно ли обеспечить привлекательность страны для западных ученых?

– Я считаю, что проблемы «импорта» в Россию интеллекта нет. В мире достаточно свободный рынок. И если создаются привлекательные материальные условия, то проблем не возникает. В ряде отраслей в России: банковско-финансовой, сырьевой, – зарплаты выше, чем на Западе. И люди с достаточно большим удовольствием едут сюда работать. При наличии привлекательного социального пакета и материального вознаграждения они потянутся в Россию. Тем более что в Европе существует достаточно жесткая иерархия. Для того чтобы пробиться и стать кем-то в той же Великобритании, существуют определенные правила игры, не всегда выполнимые для людей, которые родились и строят карьеру там. Если Россия станет привлекать молодые, подающие надежды таланты, это будет эффективнее и дешевле.

– Какова роль «Сколково» в этом процессе, и способен ли этот проект повлиять на привлекательность России, как страны, куда можно поехать проводить научные исследования? Насколько он эффективен, на ваш взгляд, для запуска стартапов и поддержки молодых предпринимателей?

– «Сколково», безусловно, способен повлиять на имидж России. Это хорошая pr-составляющая, которую постоянно поддерживают и Президент, и премьер-министр России. Но для запуска стартапов и поддержки молодых предпринимателей он, на мой взгляд, не очень эффективен. В «Сколково» нужно приходить уже более-менее состоявшимся. Сейчас решается вопрос о создании различных «песочниц», «лягушатников» для поддержки молодежного бизнеса, уже существует ряд бизнес-инкубаторов при вузах. Вот это направление и надо развивать для стратапов. Сейчас идет попытка создания такой площадки при РОСНАНО.

– Как вы считаете, какова в целом роль государства в построении инновационных систем, и можно ли модернизировать экономику регионов усилиями одних лишь бизнес-структур?

– Нужен синергетический эффект государства, власти в целом, бизнес-структур и, естественно, рядовых граждан. Только такой альянс сможет обеспечить России инновационное развитие.

– Нужно ли что-то поменять в российской бизнес-культуре, чтобы инновации могли быть реализованы?

– Отечественной бизнес-культуре необходимо привить понятие толерантности. В данном случае не национальной, а толерантности к «братьям нашим меньшим». Состоявшиеся бизнесмены не должны затаптывать молодую поросль, которая идет следом. Инновации – это такое поле, где при желании денег хватит всем.

Полина ПОНЯТОВСКАЯ



Министерство экономического развития подготовило план развития инновационной экономики в России – на официальном сайте министерства выложен проект Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. «Инновационная Россия – 2020». Документ разработан на основе и в развитие положений «Концепции долгосрочного развития Российской Федерации на период до 2020 г.» в соответствии с поручением Председателя правительства России по итогам заседания Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям, состоявшегося 3 марта 2010 г.

Достичь амбициозных целей долгосрочного развития – обеспечения высокого уровня благосостояния населения и закрепления геополитической роли страны как одного из глобальных лидеров, по мнению авторов проекта Стратегии, возможно, лишь сформировав экономику лидерства и инноваций. Для этого в 2020 г. России надо занять «существенную долю (в 5–10%) на рынках высокотехнологичных и интеллектуальных услуг по 5–7 позициям», включая атомную энергетику, авиатехнику, космическую технику; в 2 раза повысить «долю высокотехнологичного сектора в ВВП (с 10,9 до 17–20%)». Кроме того, необходимо в 5–6 раз увеличить «долю инновационной продукции в выпуске промышленности» и в 4–5 раз – «долю инновационно активных предприятий (с 9,4 до 40–50%)».

Информационно-аналитическое издание jjjj№97 2011



ИННОВАЦИИ

  Юрий ФЕДОРОВ:
МОЯ ЦЕЛЬ – ЧТОБЫ ОТНОШЕНИЯ ВЛАСТИ, БИЗНЕСА И ОБЩЕСТВА СТАЛИ РАЦИОНАЛЬНЫМИ
  Константин ПОЗДНЯКОВ:
ИННОВАЦИИ – ЭТО ТАКОЕ ПОЛЕ, ГДЕ ПРИ ЖЕЛАНИИ ДЕНЕГ ХВАТИТ ВСЕМ
  ПЛАТФОРМА ДЛЯ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta