return_links(2); ?>
Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta

 

 

  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России.
ВЫВЕСТИ МОСКВУ НА УРОВЕНЬ ВЕДУЩИХ ФИНАНСОВЫХ СТОЛИЦ!
  Владимир ПУТИН, Председатель Правительства РФ
РАЗВИТИЕ БИЗНЕСА НА ОСНОВЕ ИНТЕЛЛЕКТА И ЗНАНИЙ
  ЭКОНОМИКА
  Юрий ЛИПАТОВ, председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: РОССИЯ И ЕВРОПА
  ДОРОГА – ЭТО ОПАСНО
  БЕЗОПАСНОСТЬ
  НА ОДНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОЖАРНОГО ДОЛЖНО БЫТЬ НЕСКОЛЬКО ДОБРОВОЛЬЦЕВ
  ЭРА-ГЛОНАСС – СИСТЕМА ЭКСТРЕННОГО РЕАГИРОВАНИЯ
  ТЕХНОЛОГИИ
  ГЛАВНЫЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ СМОТР СТРАНЫ
  ИСКУССТВО НАУКИ – 2011
  Пассажирский Форум: КАК, КТО, ГДЕ?
  Международный Салон
КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ - 2011
  МИР
  Наталья НЫРОВА, к.ю.н., китаевед, ООО «Агентство международных экономических и правовых поверенных»
РОССИЯ – КИТАЙ: ЗОНА ОСОБЫХ ОТНОШЕНИЙ
  ОБЩЕСТВО
  САША, КАТЯ И ДРУГИЕ
  Алексей КОЛЕСНИК актер:
ЛИКБЕЗ
ПО ЗАКОНУ СС
СОЦИАЛЬНЫЙ МИРАЖ















































































СИСТЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ГОСЗАКУПКАХ: ПУТИ РЕШЕНИЯ



Мартин ШАККУМ, председатель Комитета Госдумы РФ по строительству и земельным отношениям

Выступая с ежегодным Посланием Федеральному собранию, Президент РФ Д.А. Медведев сказал, что пора начинать работу над новой редакцией закона о госзакупках – более продуманной и более современной. Сегодня эта работа уже идет достаточно активно. Прежде всего, нужно было проанализировать, что произошло с Федеральным законом «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (94-ФЗ), почему им оказались одновременно недовольны как подрядчики, так и заказчики, равно как и большинство экспертов.


Одним из недостатков 94-ФЗ является то, что в рамках этого закона попытались решить сразу несколько задач, таких как создание инструмента по борьбе с коррупцией; развитие конкурентной среды; проблемы, связанные с эффективной закупочной деятельностью.

Однако на практике, все более усложняя процедуры, направленные на борьбу с коррупцией, нередко забывали о главной цели закона – совершении эффективной закупки.

Важнейший концептуальный недостаток 94-ФЗ – это упрощение проблемы. Авторы закона попытались создать некую волшебную, универсальную процедуру, с помощью которой, условно говоря, недобросовестный заказчик закупит у недобросовестного подрядчика наилучший товар по наименьшей цене. И, надо признать, они «преуспели» в решении этой задачи. Такая процедура создана. Она называется электронный аукцион. Сегодня 80% закупок у нас совершается на электронных аукционах. Однако качество закупок при этом снижается.

Почему это происходит? Как известно, электронный аукцион проводится по одному-единственному параметру – цене. Но чем сложнее тот или иной вид продукции или услуг, тем труднее описать все его требуемые параметры таким образом, чтобы конечный выбор определялся только ценой, предложенной потенциальным поставщиком.

Конечно, существуют госзакупки товаров с заранее известными потребительскими свойствами, опре-деленными соответствующими ГОСТами и техрегламентами, будь то цемент или стройматериалы. Здесь электронные аукционы полезны: они помогают экономить государственные средства. Но есть и сложные госзаказы, такие, скажем, как отбор подрядчиков для строительства автодорог или, допустим, высотных зданий. Сегодня он также производится на электронных аукционах. Между тем к таким работам должны допускаться только солидные фирмы, которые реально в состоянии качественно построить объект, обеспечить его безопасность и эксплуатационную надежность. Причем заключение контракта на такие работы налагает повышенные обязательства не только на подрядчика, но и на заказчика.

Между тем в российских условиях инструменты обеспечения выполнения контракта реально не работают, а самые разнообразные механизмы его срыва находятся в руках подрядчика.

Возьмем самый простой пример. Муниципалитет размещает заказ на электронном аукционе на ремонт котельной. Аукцион выигрывает посредством демпинга некая организация, которая и получает подряд. Фирма приступает к работам, в ходе которых вдруг обнаруживается, что выполнить их качественно и в срок она не в состоянии. Однако любой контракт подразумевает десятки взаимных обязательств между заказчиком и подрядчиком. И вот фирма начинает выдвигать к заказчику одну претензию за другой: имеются, мол, недостатки в проекте, не подготовлен земельный участок, ошибочно установлены те или иные коэффициенты, частично отсутствует необходимая документация и т.д. Проверить обоснованность этих претензий может только суд. Особенно с учетом того, что СНиПы и ЕНиРы действуют еще с советских времен и уже мало соответствуют современным реалиям. При самом быстром исходе тяжбы на все кассации и апелляции уйдет 8–10 месяцев. А между тем время не ждет, приближается начало отопительного сезона. Новый конкурс заказчик провести уже не

успевает. Махнув на все рукой, заказчик «подставляет» под победителя аукциона «вменяемых» субподрядчиков, «рисует» смету на дополнительные работы, платит дополнительные деньги, чтобы любой ценой ввести котельную в эксплуатацию к отопительному сезону. Получается, что уже не подрядчик зависит от заказчика, а наоборот.

Кроме того, атмосфера электронного аукциона – это атмосфера казино. «На кону» стоит будущее компании, а нередко и судьба самого владельца и его семьи. И люди «заигрываются», идут на неоправданные риски.

Таким образом, анонимность и мнимая дешевизна, сопровождавшие торги на электронных торговых площадках (ЭТП), «оставляют за бортом» важнейшую проблему – способность подрядной организации качественно построить тот или иной объект.

Либеральные экономисты говорят о необходимости сокращения государственного присутствия в экономике, поскольку частный бизнес – самый рачительный хозяин. На практике, однако, в ходе закупок различных товаров и услуг в бизнес-среде мы также сталкиваемся с недобросовестностью менеджмента: сговоры и «откаты» практикуются и здесь. Но ни одной частной компании не пришло еще в голову в целях борьбы с этой внутренней коррупцией выйти на электронные аукционы при закупках объектов строительства. Точно так же вряд ли кто-то из нас согласится, строя себе загородный дом, выбирать строительную фирму на электронном аукционе. Конечно, при таком способе нетрудно найти самую дешевую. Но вот сможет ли она построить хороший дом в заданные сроки – большой вопрос.

Комитет Государственной думы по строительству и земельным отношениям рассмотрел практику проведения конкурсов и аукционов на строительные работы в период с 2006 по 2010 г. Было проанализировано 17 различных торгов стоимостью свыше 100 млн руб. При проведении конкурсов начальная цена в среднем снижалась на 5,4%, при проведении аукционов – только на 3,9%.

Почему это происходит? В том числе и потому, что никакие процедуры не в состоянии исключить недобросовестную конкуренцию в ходе проведения электронных аукционов. Порой для победы на аукционе его участнику достаточно иметь хорошие отношения с сотрудниками администрации ЭТП. Например, оператор ЭТП с помощью специальных программ может закрыть доступ к серверу ЭТП любому участнику. Оператор также в состоянии искусственно замедлить работу сервера, который будет долго обрабатывать ценовые предложения участников. А по 94-му закону, если в течение 10 минут не поступает новых ценовых предложений, аукцион считается завершенным. Если же дело дойдет до разбирательств в ФАС, оператор ЭТП предоставит информацию о том, что его сервер работал. А тот факт, что сервер долго обрабатывал ценовые предложения участников, нигде не учитывается.

Участник аукциона может купить у оператора ЭТП идентификационные данные других участников и IP адреса их компьютеров и затем обратиться к услугам хакеров, которые своей DoS-атакой выведут конкурентов из игры. При этом сформировать доказательную базу с тем, чтобы установить вину оператора ЭТП, крайне сложно. Обращения в ФАС, как правило, не приносят результата.

Кроме того, сами хакеры могут организовать DoS – атаки на любое звено электронного аукциона – от заказчика до участника, включая ЭТП. В результате – срыв аукциона. В самом деле, если российские хакеры из куража взламывают серверы Пентагона, что стоит им закрыть доступ к серверу ЭТП одному из участников аукциона.

Конечно, все эти «лазейки» можно попытаться закрыть, создав еще более сложные процедуры. Но здесь возникает следующая опасность. Усложняя до бесконечности механизм распределения подрядов, мы все больше и больше отдаляем заказчика и подрядчика друг от друга, ставя между ними электронные площадки, надзорные органы, и вместе с ними – умножающееся в геометрической прогрессии количество контролеров: сотрудников ФАС, прокуратуры, МВД и т.д. Эти люди могут в любой момент вмешаться в процесс, прервать его, изъять документацию и т.д., нисколько не отвечая при этом за конечный результат. Но, главное, получается совсем не то, что было задумано: процедуры соблюдены до запятой, а объект не построен или построен так, что впору приступать к его ремонту сразу же после ввода в эксплуатацию.

В новом законе необходимо исходить из многообразия товаров и услуг. Есть сложные подряды, которые невозможно свести к простой процедуре аукциона. Существует много процедур закупочной деятельности: это конкурсы, творческие конкурсы, аукционы, запрос котировок, размещение заказа на бирже и т.д.

В законе о госзакупках необходимы отдельные главы, посвященные договору строительного подряда, проведения опытно-конструкторских работ, организации творческого конкурса и т.д.

Основным способом отбора подрядчика на строительные работы должен быть конкурс. Можно ли проводить аукцион? Можно! Но тогда ему должна предшествовать предквалификация. В предварительном отборе особую роль должен играть институт экспертизы предложений соискателей контракта. Оценить способность подрядной организации построить тот или иной объект могут только квалифицированные эксперты, исходя из своих знаний и опыта. Попытки формализации критериев при отборе подрядчиков в строительстве работают только до известного предела.

Подряды на строительные работы имеют несколько разновидностей: простой подряд; подряд на проектирование и строительство, когда цена объекта еще не определена; контракт полного жизненного цикла объекта. В законе должны быть обозначены критерии, по которым отбирается подрядчик, и прописан предельный «удельный вес» каждого из этих критериев. В рамках каждой предметной области критерии должны быть унифицированы.

Инструментом ограничения недобросовестной конкуренции могут служить и саморегулируемые организации в строительстве. Принят Закон № 240-ФЗ от 27.07. 2010 г., который предусматривает повышение минимальных необходимых требований при выдаче допусков для генеральных подрядчиков, а также установление для них повышенного размера взноса в компенсационный фонд саморегулируемых организаций. При этом взнос дифференцирован в зависимости от стоимости объектов капитального строительства.

Общество сегодня ждет, прежде всего, снижения коррупции в сфере госзакупок. И все же, создавая новую редакцию закона о госзакупках, мы должны, в первую очередь, думать не о борьбе с коррупцией. Для этого есть множество других законов, в том числе и Уголовный кодекс. Есть и соответствующие правоохранительные органы. Закон не может подменить их деятельность некими универсальными процедурами, целиком и полностью исключающими «человеческий фактор».

Мы должны сосредоточиться на том, чтобы дать заказчику надежный инструмент, позволяющий решить возложенную на него задачу: эффективно используя бюджетные средства, осуществить закупки товаров и услуг для государственных нужд, при оптимальном соотношении цены и качества. Если же речь идет об объектах капитального строительства, то здесь особое значение имеют еще и надежность, безопасность и своевременный ввод в эксплуатацию. Именно достижение этих целей и должно стать главным критерием оценки деятельности заказчика. Забота о соблюдении процедур ни в коем случае не должна подменять собой конечный результат.

Важно также обеспечить в ходе госзакупок информационную открытость. Следует обязать ведомства публиковать не только информацию о ближайших конкурсах и подрядах, но и о планах закупок на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

  Роман АРТЮХИН, руководитель Федерального казначейства
НОВЕЙШИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОДВИГАЮТ СИСТЕМУ ГОСЗАКУПОК
  Андрей САДОФЬЕВ, Вице-президент, председатель Комитета по государственному заказу и развитию предпринимательства МОО «Московская Ассоциация Предпринимателей»
КОНСОЛИДАЦИЯ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА
  Седьмой Всероссийский Форум-выставка
ГОСЗАКАЗ - 2011
  Игорь АРТЕМЬЕВ, руководитель ФАС России
ПЛАНИРОВАНИЕ – ИСПОЛНЕНИЕ – РЕЗУЛЬТАТ
  Юрий МАКАРЕНКО, генеральный директор Группы компаний «СТРОЙТЕХНОКОНТАКТ»
СТРОЙТЕХНОКОНТАКТ: ВЫСОКАЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ И ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  Мартин ШАККУМ, председатель Комитета Госдумы РФ по строительству и земельным отношениям
СИСТЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ГОСЗАКУПКАХ: ПУТИ РЕШЕНИЯ
  Геннадий ДЁГТЕВ, руководитель Департамента города Москвы по конкурентной политике
ГОСЗАКАЗ В МОСКВЕ: ПЕРЕХОД НА НОВУЮ СИСТЕМУ
  Александр КАНЕВСКИЙ, генеральный директор ОАО «Советская звезда»
ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ДИАЛОГЕ С ЗАКАЗЧИКОМ
  Николай ВИНОГРАДОВ, губернатор Владимирской области
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ, ЭФФЕКТИВНОСТЬ, СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  Александр КОЗЛОВ, губернатор Орловской области
ЦЕНА – КАЧЕСТВО: НЕОБХОДИМ ОПТИМАЛЬНЫЙ БАЛАНС
  Анатолий АРТАМОНОВ, губернатор Калужской области
ТОРГИ ПО ПОНЯТНЫМ ПРАВИЛАМ
  Александр КАРЛИН, губернатор Алтайского края
ЗАКАЗЧИК-ПОСТАВЩИК: ДИАЛОГ РАСШИРЯЕТСЯ
  «АЛТАЙВИТАМИНЫ» — ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ СТРАНЫ
  Никита БЕЛЫХ, губернатор Кировской области
РЫВОК НА ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСЗАКАЗА
  Любовь КОППАС, начальник департамента государственного заказа Тверской области
ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ – ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ

 

ГОСЗАКАЗ - 2011

 

 

 

Информационно-аналитическое издание jjjj№91 2011j