return_links(2); ?>
Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta

 

 

  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России.
ВЫВЕСТИ МОСКВУ НА УРОВЕНЬ ВЕДУЩИХ ФИНАНСОВЫХ СТОЛИЦ!
  Владимир ПУТИН, Председатель Правительства РФ
РАЗВИТИЕ БИЗНЕСА НА ОСНОВЕ ИНТЕЛЛЕКТА И ЗНАНИЙ
  ГОСЗАКАЗ - 2011
  Роман АРТЮХИН, руководитель Федерального казначейства
НОВЕЙШИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОДВИГАЮТ СИСТЕМУ ГОСЗАКУПОК
  Андрей САДОФЬЕВ, Вице-президент, председатель Комитета по государственному заказу и развитию предпринимательства МОО «Московская Ассоциация Предпринимателей»
КОНСОЛИДАЦИЯ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА
  Седьмой Всероссийский Форум-выставка
ГОСЗАКАЗ - 2011
  Игорь АРТЕМЬЕВ, руководитель ФАС России
ПЛАНИРОВАНИЕ – ИСПОЛНЕНИЕ – РЕЗУЛЬТАТ
  Юрий МАКАРЕНКО, генеральный директор Группы компаний «СТРОЙТЕХНОКОНТАКТ»
СТРОЙТЕХНОКОНТАКТ: ВЫСОКАЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ И ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  Мартин ШАККУМ, председатель Комитета Госдумы РФ по строительству и земельным отношениям
СИСТЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ГОСЗАКУПКАХ: ПУТИ РЕШЕНИЯ
  Геннадий ДЁГТЕВ, руководитель Департамента города Москвы по конкурентной политике
ГОСЗАКАЗ В МОСКВЕ: ПЕРЕХОД НА НОВУЮ СИСТЕМУ
  Александр КАНЕВСКИЙ, генеральный директор ОАО «Советская звезда»
ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ДИАЛОГЕ С ЗАКАЗЧИКОМ
  Николай ВИНОГРАДОВ, губернатор Владимирской области
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ, ЭФФЕКТИВНОСТЬ, СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  Александр КОЗЛОВ, губернатор Орловской области
ЦЕНА – КАЧЕСТВО: НЕОБХОДИМ ОПТИМАЛЬНЫЙ БАЛАНС
  Анатолий АРТАМОНОВ, губернатор Калужской области
ТОРГИ ПО ПОНЯТНЫМ ПРАВИЛАМ
  Александр КАРЛИН, губернатор Алтайского края
ЗАКАЗЧИК-ПОСТАВЩИК: ДИАЛОГ РАСШИРЯЕТСЯ
  «АЛТАЙВИТАМИНЫ» — ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ СТРАНЫ
  Никита БЕЛЫХ, губернатор Кировской области
РЫВОК НА ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСЗАКАЗА
  Любовь КОППАС, начальник департамента государственного заказа Тверской области
ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ – ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ
  ЭКОНОМИКА
  Юрий ЛИПАТОВ, председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: РОССИЯ И ЕВРОПА
  ДОРОГА – ЭТО ОПАСНО
  БЕЗОПАСНОСТЬ
  НА ОДНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОЖАРНОГО ДОЛЖНО БЫТЬ НЕСКОЛЬКО ДОБРОВОЛЬЦЕВ
  ЭРА-ГЛОНАСС – СИСТЕМА ЭКСТРЕННОГО РЕАГИРОВАНИЯ
  ТЕХНОЛОГИИ
  ГЛАВНЫЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ СМОТР СТРАНЫ
  ИСКУССТВО НАУКИ – 2011
  Пассажирский Форум: КАК, КТО, ГДЕ?
  Международный Салон
КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ - 2011
  ОБЩЕСТВО
  САША, КАТЯ И ДРУГИЕ
  Алексей КОЛЕСНИК актер:
ЛИКБЕЗ
ПО ЗАКОНУ СС
СОЦИАЛЬНЫЙ МИРАЖ













РОССИЯ – КИТАЙ: ЗОНА ОСОБЫХ ОТНОШЕНИЙ















Наталья НЫРОВА, к.ю.н., китаевед, ООО «Агентство международных экономических и правовых поверенных»

Остров Большой Уссурийский после демаркации российско-китайской границы, разделившей его пополам, можно сделать стартом для новых принципов приграничного экономического сотрудничества. Получится ли использовать этот остров с максимальной пользой для России?


Точка роста?

Ни у кого уже не вызывает сомнения, что пограничные переходы на российско-китайской границе способствуют бурному экономическому развитию китайских приграничных территорий. Захолустные поселки через несколько лет торговли с русскими превращаются в современные города с численностью населения, превышающей крупнейшие города Восточной России. Кажется, можно только радоваться за соседей, да вот обидно, что подобного эффекта на своей стороне мы не видим. Воодушевленные собственным экономическим чудом китайцы готовы «дырявить» погранпереходами совместную границу сплошь и рядом, особо не интересуясь потребностями россиян, так как грузовые и пассажирские потоки граждане Поднебесной империи создают сами.

Слово «дырявить» как нельзя лучше отражает суть заинтересованности китайцев в большем количестве второстепенных по качеству погранпереходов (ПП). Под «второстепенным качеством» погранпереходов понимается не красота архитектуры, в которой китайцы часто нас превосходят, а слабые техническое оснащение и информационные возможности сопредельных российских пропускных и таможенных постов. Такая «простота» наших ПП позволяет китайцам более свободно «сбрасывать» давление от перепроизводства своих товаров и более широко «впитывать» наши сырьевые ресурсы.

Каждый российский приграничный субъект Федерации также стремится иметь на своей территории пограничный переход в Китай, а то и несколько. Это считается политически престижным и заведомо выгодным для экономики региона. В силу своего географического положения Хабаровск оказался обделенным возможностями создания «собственного» пункта пропуска. Болотистое бездорожье и экономическая глушь сопредельной китайской территории больше защищали дальневосточный центр от прямого военного удара, чем способствовали прямому торговому пути. Поэтому, глядя на Приморский и Забайкальский края, Амурскую область, хабаровские власти и местный бизнес мечтали о том, что собственный пункт пропуска станет «точкой роста» экономики края и прилегающих районов, а возможно и площадкой будущей приграничной СЭЗ. Правда, длительное время россияне букву «С» соотносили со словом «свободная», а не «специальная», как понималось во всем мире. Это приводило к неадекватному поведению предпринимателей. Чтобы избежать подобной путаницы,

Правительство РФ в новом федеральном законе использовало понятие «Особые экономические зоны».

Первый погранпереход в Хабаровском крае «Бикин-Жаохэ» ожиданий не оправдал. Ни в Бикинский район, ни в край китайские инвестиции не потекли. Ничего кроме «мутного» транзита китайского ширпотреба на местные и западные рынки страны мы, российские потребители, не заметили.

Два пишем. Ноль в уме

Межгосударственное урегулирование спорных территорий островов около Хабаровска сразу проросло соблазном создания погранперехода прямо у порога региональной столицы. Кто первый озвучил эту мысль, сказать трудно, но интерес центральных властей Китая к нему был явным. Надо понимать, что КНР внешнюю приграничную политику ведет на двух уровнях – на стадии решений и действий центральных властей и на стадии инициативы и делегируемых действий провинций, округов и даже уездов. Это напоминает нашу «вертикаль власти», но работает по-другому. Некоторая вольность и «самодеятельность» провинций и позволяет прощупывать глубину возможностей и уступок соседа, а в случае его раздражения и непринятия – легко сослаться на неграмотность «простого народа» из числа местных чиновников и населения.

Создание крупного современного погранперехода в экономически отсталом уголке Северо-Восточного Китая, развитие в стратегическом приграничье современных транспортных коммуникаций – это государственное решение центральных властей. Все остальное: международная торговля, создание всевозможных зон по международному сотрудничеству и инвестициям, туризм, логистика и прочее, и прочее отдано на откуп и креатив властей провинции Хэйлунцзян, округа Шуанъяшань, уезда и города Фуюань и китайского частного бизнеса, в основном мелкого.

Нельзя сказать, что у российской стороны есть понимание особых государственных целей, решить которые можно с помощью создания нового ПП. Хабаровск заинтересован иметь под боком погранпереход. Но сомнения остаются в Москве. А в условиях неуверенности центра начинает разыгрываться местная фантазия, переходящая в самовнушение. Создание «международного туристско-делового комплекса» (МТДК) на линии границы выдается за стратегическую цель и делается вид, что придумано нечто новое. Не заметно, чтобы инициаторы концепции «Один остров – два государства» изу-чали опыт уже существующих, но не работающих «приграничных торгово-экономических комплексов».

Фантазий о международно-экономическом потенциале острова Большой Уссурийский было бы меньше, если бы не требовались большие государственные средства (5,7 млрд руб.) на строительство автомоста на остров. Самим нам во- зить автомобилями особо нечего, кроме «леса, продукции нефтепереработки и удобрений» (Василий Басов. Остров инвестиций // Российская газета. – Спецвыпуск «Экономика Дальнего Востока». – 2010. – 04 марта. – С. 14).

«Возвращенная» территория

Идея создания на Большом Уссурийском зоны туристического отдыха для россиян вызывает большие сомнения – природно-ландшафтная привлекательность речного острова очень низка. Планируемые яхт- и гольфклубы смогут работать только сезонно. Будущие аквапарк и развлекательные заведения дублируются подобными заведениями в городах Хабаровске и Фуюане. Может быть, основными потребителями туристического отдыха станут китайцы (Раиса Палей. Большой Уссурийский – один на двоих // Тихоокеанская звезда. – 2011. – 21 января. – С. 1–2). Но они смогут привлечь своих туристов только идеей ознакомления с «возвращенной» территорией, идеей создания «смотровой площадки», откуда можно бросить ретроспективный взгляд на историю китайских (маньчжурских) земель реки Черного Дракона – так в Поднебесной называют Амур. А надо ли это России?

Надежды наших предпринимателей на то, что на обслуживании китайских туристов они смогут хорошо заработать, вряд ли оправдаются в ожидаемом масштабе – китайцы сделают все, чтобы основные доходы остались у их компаний и на их территории. Даже планируемый конно-спортивный клуб «Казачья деревня» будет больше работать на китайскую национальную туристическую идею.

Поэтому основная активность китайских и российских граждан будет сосредоточена на площадке «китайского рынка приграничной торговли», который официально может называться как угодно, хоть бизнес-центром мелкооптовой торговли. Суть данного «базара» всегда одна – организация «потока» китайских товаров на российскую территорию

Добрососедское принуждение

Мысли российской стороны о «полигоне для отработки новых форм регионального сотрудничества», «девелоперовских перспективах острова», зоне безвизового режима для туризма и отдыха, развитии концепции «Один остров – две страны» (Раиса Палей. Большой Уссурийский – один на двоих // Тихоокеанская звезда. – 2011. – 21 января. – С. 1–2) имеют право на развитие, но они должны соответствовать реальностям и китайскому пониманию проекта.

Тон китайцев в официальной прессе КНР более сух и прагматичен. Их планы, выражающие мнение центральных властей, отличаются от нашего местного бизнес-творчества. Например, они больше обсуждают затраты на укрепление берегов отошедшего к Китаю острова Тарабаров, где ими планируется организовать заповедник. Но особое внимание уделяют созданию и развитию местного производства экспортных товаров, строительству крупных торговых комплексов и транспортно-логистического центра экспортных товаров. Считают перспективными местную сборку бытовой техники из завозных комплектующих, изготовление одежды и белья, переработку российского сырья, производство местными крестьянами овощей на экспорт и др.

На самом острове китайцы не планируют промышленное производство, что преподносится нашей стороной как достижение. А если нам хорошо подумать? Пока у нас в сухом остатке реальности – только «китайский приграничный рынок». Это косвенно подтверждает и трехэтапный план реализации проекта, где сначала идет создание инфраструктуры погранперехода и китайской зоны, а потом строительство российской части. Поэтому уже на первом этапе наша местная власть и бизнес должны реально заботиться о том, чтобы погранпереход на Большом Уссурийском острове был оснащен современными досмотровыми рентгеновскими комплексами; думать о том, как мы будем бороться с криминальным творчеством граждан обеих стран.

Мост – это всегда хорошо! Но мы должны иметь на острове свой особый стратегический интерес, который может отличаться от китайского и который мы не должны стесняться озвучивать перед соседями. В торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем мы уже давно «в обороне», из которой надо через силу, но выходить. Много говорится о создании зон переработки российского сырья на собственной территории, о привлечении китайских инвестиций, об инновационном развитии и т.д. Мы уже поняли, что нашим заамурским соседям это не нужно. Поэтому есть смысл в обмен на китайский «рынок приграничной торговли» потребовать у них право на создание на острове «российской производственной зоны». (Китайцы пусть развивают свою производственную зону за пределами острова, что они и делают.)

«Добрососедским принуждением» к сотрудничеству должны заниматься региональные, а не центральные власти. Наши приграничные регионы первыми чувствуют китайскую торговую экспансию, которая душит местную промышленность и сельское хозяйство и даже местную торговлю. Но «добрососедское принуждение» должно идти впереди проекта, а не после подписей и рукопожатий. Оно и для федерального закона о приграничном сотрудничестве пригодится. Китайцам это может не понравиться, но, если быть упорными, последовательными и едиными в действиях центра и всех субъектов, то они согласятся.

  Наталья НЫРОВА, к.ю.н., китаевед, ООО «Агентство международных экономических и правовых поверенных»
РОССИЯ – КИТАЙ: ЗОНА ОСОБЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

МИР

 

 

 

Информационно-аналитическое издание jjjj№91 2011j