return_links(4); ?>
Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta

 

 

  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России.
Малый и средний бизнес в глобальной экономике
  Владимир ПУТИН, Председатель Правительства РФ
Энергетика: российско-болгарское сотрудничество расширяется
  Эльвира НАБИУЛЛИНА, министр экономического развития РФ
ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ИНВЕСТИЦИЙ
  Игорь ЛЕВИТИН, министр транспорта РФ
ТРАНСПОРТ: ВЕКТОР НА ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  АТОМЕКС 2010
  Андрей ШИШКИН, заместитель министра энергетики РФ
Государственная политика в области энергобезопасности
  Владимир ГОРБАЧ, генеральный директор ОАО «ЦТСС»
АТОМНАЯ ЭНЕРГИЯ В МИРНЫХ ЦЕЛЯХ
  Алексей СОРОКИН, директор ЗАО «Энерготекс»
Компания, устремленная в будущее
  ДИАЛОГ АТОМЩИКОВ: ЗАКАЗЧИК – ПОСТАВЩИК
  Сергей КИРИЕНКО, генеральный директор ГК по атомной энергии «Росатом»
О проекте «Атомекс», укреплении безопасности и стратегическом планировании
  Между МАГАТЭ и Росатомом сложилось плодотворное сотрудничество
  Николай КУПРИЯНОВ, директор ФГУП «ОКБ КП»
КАБЕЛЬНАЯ ПРОДУКЦИЯ ДЛЯ АТОМНОЙ ОТРАСЛИ
  Евгений ЛУПОЛОВ, генеральный директор ОАО «Электроцентроналадка»
ОАО «Электроцентроналадка»: 35 лет в атомной энергетике
  Юрий ЛИПАТОВ, председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике
ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ И ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ: законодательное обеспечение государственных приоритетов России
  Валерий ЛИМАРЕНКО, директор ОАО «НИАЭП»
Прорыв в атомной энергетике
  ЭКОНОМИКА
 

Мартин ШАККУМ, председатель Комитета Государственной Думы РФ по строительству и земельным отношениям
ПРОЦЕДУРЫ ВАЖНЫ, НО РЕЗУЛЬТАТ – ВАЖНЕЕ

  Сергей МИРОНОВ, Председатель Совета Федерации ФС РФ
Приветствую открытие IV Международного форума и выставки «Транспорт России»!
  Интеллектуальные транспортные системы
  МОДЕРНИЗАЦИЯ
  Евгений ФЕДОРОВ, председатель Комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству
УЧЕНЫЕ – ЭТО ГОСПОДА МИРА?
  МОДЕРНИЗАЦИЯ В РОССИИ БЕЗ ИЗОБРЕТАТЕЛЕЙ НЕВОЗМОЖНА
  Россия – в инновационном мире
  «Интерполитех» формирует комплексный образ технологий безопасности настоящего и будущего
  Как повысить конкурентоспособность малого и среднего бизнеса в сфере промышленности и инноваций
  ЗАКОН
  Дмитрий ЗЕЗЮЛИН, председатель Московской городской организации изобретателей и рационализаторов, президент Московского международного салона изобретений и инновационных технологий «Архимед»
Изобретательство в России: правовое регулирование
  Фарс или тупик?


















БАТА















Широкая казахская степь лежала под толстым слоем белого снега, и хотя апрель уже вступил в свои права, по-зимнему холодный ветер разносил снежные вихри по бескрайним просторам. Бата стоял у края глубокой могилы и невидящим взглядом всматривался в мерзлые комки желтой степной глины. С раннего утра его полуголодные родственники вгрызались в эту чужую для них землю, которая стала мачехой не только живым, но и мертвым. Чтобы похоронить в этой земле покойника, людям приходилось затрачивать неимоверные усилия, и оттого она становилась еще более чуждой для переселенцев с Кавказа.


Сегодня эта могила должна была стать местом последнего приюта его жены, матери трех малолетних сыновей. Хрупкая женщина не вынесла тяжести испытаний, выпавших на долю всего чеченского рода. Она одна из первых выселенцев покинула этот свет, чтобы освободиться от бремени грешного мира.

Мужчины молча работали лопатами, боясь в глубине души такой участи – быть похороненными в чужой земле.

Пение «Ясина» – заупокойной молитвы мусульман сливалось со звуками степного ветра и растворялось в снежной дали. Мысли уносились в прошлое, и только они, мысли, могли свободно возвращаться на родину, и никакие кордоны НКВД не могли этому воспрепятствовать…

Мыслями Бата в этот скорбный для него час находился на земле отцов. Маленький глинобитный домик, покрытый камышом, скрывался в тени большого тутовника. Отец любил сидеть под этим деревом и, перебирая четки, возносить молитвы Всевышнему. Их небольшое село, расположенное на берегу буйного Терека, часто подвергалось нападениям. И тогда мужчины брали в руки оружие и шли защищать свои дома. Плата за возможность жить в этом благодатном краю была непомерно высока. Но предки на протяжении веков готовы были расплачиваться своими судьбами за то, чтобы родиться и умереть в родном краю.

Много раз сельчанам приходилось покидать родной аул и уходить в горы, чтобы там, под снежными вершинами и в глубоких ущельях, давать достойный отпор несметным полчищам врагов. Но когда опасность отступала, они вновь возвращались в эти места, к могилам предков.…

Ровно одиннадцать лет назад глубокой ночью представители советской власти – чекисты – окружили его дом и забрали отца. В ту ночь сотни односельчан тоже были погружены на подводы и увезены на железнодорожную станцию за Терек, откуда их в вагонах отправили в Грозный. Тогда также стоял апрель, на Кавказе этот месяц пахнет сиренью и акацией, и нежная зеленая трава покрывает собой землю.

Высокий, стройный и сильный отец безропотно последовал за людьми, которые пришли его забирать. Пошел только потому, что хотел уберечь семью, ибо хорошо знал повадки тех, кто стучался в двери глубокой ночью. Испуганная мать стояла в углу, прикрывая лицо краем платка. Двое сыновей-подростков были готовы умереть за отца на этом пороге, но его требовательный взгляд заставлял их стоять и смотреть, как уводят в темноту безжалостной ночи самого близкого им человека.

С тех пор прошло одиннадцать лет, но Бата запомнил этот миг на всю свою жизнь. Тогда отец сказал ему: «Теперь ты отвечаешь за семью, так что будь настоящим мужчиной». И Бата старался выполнить последнюю его волю – быть достойным сыном своего отца.

Целый месяц юноша делал все, чтобы спасти его жизнь. Была собрана приличная сумма денег для алчных «чекистов», но эти люди также хорошо знали нравы тех, с кем имели дело. Даже безжизненное тело чеченца имело свою немалую цену.

Ровно через месяц после той страшной ночи Бата отдал все деньги за то, что ему укажут место, где похоронен отец. Тогда на окраине города выросло целое кладбище расстрелянных людей. Глубокой ночью он раскопал указанную могилу, но в ней оказался незнакомый ему человек. Чекисты обманули его. Тогда он раскопал соседнюю могилу, но опять неудачно. Так он трудился до самого рассвета. В последнем вскрытом им захоронении он нашел труп односельчанина и отвез на подводе его домой.

Тогда Бата не сумел найти останки своего отца, но он смог остаться верным отцовскому завещанию. Увы, на родовом кладбище никогда не будет отцовской могилы. Тогда он был молодым юношей, но Аллах дал ему терпение и мужество, чтобы пройти сквозь тяжкие испытания. Будучи на Родине, Бата лишился самого святого для всех чеченцев места – могилы родного отца, сегодня же, будучи зрелым мужчиной, он стоял у могилы жены, но уже не имел Отчизны.

Бата был убежден, что Всевышний вернет его народ на родную чеченскую землю, но его сыновья уже не будут иметь возможности приходить к могиле матери. Жестокие люди, которые пришли к власти, отбирали не только жизни, но и могилы предков. Такое варварство могло прийти в голову только дьяволу.

Мулла читал свою заунывную молитву, напоминающую о бренности всего сущего, о том, что венцом всякой жизни является смерть, и каждый из живущих должен вкусить ее горечь.

Бата рано остался без отца, и хотя он был частью своего рода, ему всегда не хватало его. Он постоянно старался во всем походить на него – походкой, манерами, разговором и даже образом мышления. Каждый свой поступок он оценивал с точки зрения отца. И если в жизни происходило что-нибудь такое, что могло тому не понравиться, Бата замыкался в себе и становился мрачным и нелюдимым.

Сегодня в его семью пришла страшная беда – ушла из жизни мать его троих сыновей. Он сам испытал на себе сиротскую долю и знал, что это такое. Теперь эта участь выпала его детям. Однако Бата был уверен, что на все воля Аллаха. Ни один из стоящих на похоронах людей не мог его упрекнуть в слабости или малодушии. Его сердце превратилось в камень в ту черную ночь, когда он вглядывался в лица людей, лежащих в раскопанных им могилах.

Все они были родными и близкими, потому что разделили судьбу родного ему человека. Очищая их лица от прилипшей вместе с кровью земли, Бата читал над ними «Ясин», читал с сыновней любовью, потому что знал, что их сыновьям это сделать уже не удастся.

Он на рассвете ушел из этого места, но там, увы, остались его юность и мечты. Бата не помнил, как его лошадь добралась до Терского хребта, сам он шел рядом с арбой, на которой лежало тело его расстрелянного односельчанина. Юноша накрыл его черной буркой, скрип деревянных колес арбы усилился на подъеме, и этот звук вернул его к действительности.

Весеннее солнце уже выглянуло из-за горизонта, согревая землю своими теплыми лучами. Дорога петляла по Терскому хребту, весеннее разнотравье разносило душистый аромат по всей округе. Думалось, чего человеку не хватает в этом мире, почему он убивает себе подобных?

Запахи весны не волновали душу юноши, пение птиц не ласкало слух. Перейдя через хребет, он специально выбирал малолюдные дороги, и его лошадь спокойной поступью вступила в аул, когда на улице уже начало темнеть.

Обогнув село, Бата подъехал к его дальней окраине и остановился возле дома того, кто лежал на его арбе, лежал безмолвный и равнодушный ко всем земным заботам.

Пожалуй, в любом другом случае смерть близкого и любимого человека вызвала бы чувство неимоверной печали, и всякий принесший в семью известие о гибели родственника выглядел бы недобрым вестником. В данном же случае появление Баты, который, позвав хозяина дома, прочитал молитву по усопшему и попросил открыть ворота, чтобы занести его тело, стал сродни явлению небесного ангела.

До людей доходили слухи о жестокой участи, постигшей их родных, многие потеряли надежду получить хотя бы их останки, и вот в этом доме появился человек, который совершенно безвозмездно исполнил их самое сокровенное желание – похоронить по обычаям предков на родовом кладбище близкого.

За подобное «счастье» Бата отдал бы все на свете, но судьба не дала такой возможности, и ему пришлось с этим смириться. И только то, что он сумел помочь другим людям, в какой-то мере глушило пожар, который горел в его собственной душе.

Власти не могли ему простить подобного «благородства». Дарить, продавать или отнимать счастье было только их прерогативой. Тех, кто вольно или невольно замахивался на это право, ждала неминуемая расправа.

Тогда Бата сумел перехитрить представителей ЧК. Он забрал своих домочадцев и исчез из села. За Сунжей жили его дальние родственники, которые и приютили его с семьей.

Однако власть чекистов не собиралась прощать нанесенных ей обид. И так как таких, как он, неспособных стать стадом покорных рабов, было много на этой земле, весь народ в один день выслали в бескрайние степи Казахстана…

Снежный ветер безжалостно бил в лицо, злая беспощадно-холодная вьюга властвовала над бескрайней степью. Бата понимал, что людей нужно быстрее отпускать в свои бараки, но старый мулла не хотел нарушать вековой обряд, каждая молитва имела свое значение и смысл. Посиневшие губы шептали суры из Корана, люди, воздев к небу промерзшие руки, повторяли «Аминь».

В доме вместе с бабушкой находились полуголодные дети, которые еще не осознавали всей глубины постигшей их беды. Малыши верили, что мать вернется, приласкает и накормит их – Нана должна обязательно вернуться, потому что не может бросить их. Каждый скрип двери привлекал внимание малышей, но приходили чужие женщины, которые, прикрыв свои лица краем платка, тихо плакали в унисон ветру, завывающему за стенами деревянного барака...

Группа чеченцев двигалась из снежной степи в сторону бараков. Возглавлял ее старый мулла, все остальные почтительно шли следом. Плохо одетые, замерзшие люди исполнили свой долг, предав земле соплеменницу в соответствии с требованиями веры и обычаями предков. Жители поселка смотрели сквозь окна своих домов, изумленные силой духа чеченцев. Простояв несколько часов на морозе под обжигающим ледяным ветром, они медленно следовали за своими старцами, не замечая силу разбушевавшейся стихии.…

Пройдут годы, и Бата покинет этот бренный мир. Всю свою жизнь он будет помнить наказ отца – быть достойным сыном своего народа. Останки старого чеченца будут покоиться в родной земле и рядом с его надгробным камнем сыновья Баты поставят такой же и для своей матери, которая осталась лежать в холодной казахской степи под Карагандой.

Мовлади ГАЙРАХАНОВ, Чеченская Республика

  БАТА

 

ОБЩЕСТВО

 

 

 

Информационно-аналитическое издание jjjj№87 2010j