return_links(4); ?>
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России.
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ: МАКСИМАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ К МОДЕРНИЗАЦИИ
  Владимир ПУТИН, Председатель Правительства РФ
ТОЧКИ ИННОВАЦИОННОГО РОСТА В ЭКОНОМИКЕ
  Станислав НАУМОВ, заместитель министра промышленности и торговли РФ
КАК НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ИННОПРОМЕ
  Евгений ПРИМАКОВ, президент ТПП РФ
КАДРЫ ДЛЯ МОДЕРНИЗАЦИИ
  ЭКОНОМИКА
 

Андрей КЛЕПАЧ, заместитель Министра экономического развития РФ
ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ:ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

  Владимир НЕВОЛИН, заместитель директора Физического института имени П.Н.Лебедева РАН (ФИАН)
ТРАНСФЕР В РЫНОЧНУЮ СРЕДУ
  Сергей БОРИСОВ, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»
Как преодолеть инновационную деградацию
  Cергей МУРАВЬЕВ, Юрий ГЕРАСИМОВ, Сергей ФАТУЕВ,
ВОЗРОЖДАЯ РЫБНУЮ ОТРАСЛЬ
  ТЕХНОЛОГИИ В МАШИНОСТРОЕНИИ–2010
  МЧС России в год своего 20-летия объявляет II Всероссийский фестиваль по тематике безопасности и спасения людей
«СОЗВЕЗДИЕ МУЖЕСТВА»
  «ПЕТРОВСКОЕ»: ЛУЧШЕЕ, КОНЕЧНО, ВПЕРЕДИ
  ИННОВАЦИИ И ИНВЕСТИЦИИ
  Андрей ФУРСЕНКО, министр образования и науки РФ
Интеграция науки, образования и экономики
  Алексей ОРЫЩЕНКО, генеральный директор ЦНИИКМ «Прометей»
В АКТИВЕ – ИННОВАЦИИ
  X Московский международный салон инноваций и инвестиций
(Москва, 7—10 сентября 2010 г.)
  Василий КОПЫЛОВ, депутат Государственной думы РФ
Экономическое чудо обусловлено подготовкой к нему
  Владимир АЛЕКСЕЙЦЕВ,генеральный директор ООО «Экстерра»
ПРОВОДНИКИ ИНТЕЛЛЕКТА
  Светлана АФАНАСЬЕВА, генеральный директор ФГУ НИИ РИНКЦЭ
ФГУ НИИ РИНКЦЭ и десятилетие Московского международного салона инноваций и инвестиций
  Борис СИМОНОВ, руководитель Роспатента
ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ РОССИИ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ
  Леонид ВАЙСБЕРГ, председатель совета директоров, д.т.н., профессор
НПК «Механобр-техника» – сто лет по пути инноваций
  Евгений СЕМЕНОВ, директор ООО «Электротепло»
МИНИМУМ ТЕПЛОНОСИТЕЛЯ, МАКСИМУМ ТЕПЛООТДАЧИ
  ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА
  Дмитрий ЗЕЛЕНИН, губернатор Тверской области:
Мы обязаны помочь юным землякам стать востребованными гражданами России
  Инна МЕЙСТЕР, директор МОУ «Тверской лицей»
ИЗ ЛИЦЕЯ – В ВУЗ БЕЗ ПРОБЛЕМ
  ОТ ИДЕИ ДО ПРОДУКТА
  XXII симпозиум «Современная химическая физика»
  Евгений МУРАВЬЕВ, ректор Тверского института экологии и права (ТИЭП)
ТИЭП: с лидерами на равных!
  ТЕХНОЛОГИИ
  «УТЕЧКА МОЗГОВ»: ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ
  Как привлечь финансирование в инновационные проекты
  ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНГРЕСС "ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ" 27-28 ОКТЯБРЯ
  ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ МАССОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ Москва, октябрь 2010 г.
 

 

 

 




 

 

 

 

КАМЕНЬ ИМПИКЛА































День клонился к закату. Солнце медленно уходило за горизонт, предупреждая всех, что скоро заберет свои лучи и земля покроется черным мраком наступающей ночи.

Однако Импикла такие пустяки не тревожили. Он находился в зените своей славы, и его жизнь не зависела от таких мелочей, как день и ночь.

Еще в раннем детстве Импикл обнаружил в себе дар поэта. Его речь была усыпана краткими, но меткими и задиристыми стихами, он мог, не задумываясь, нанести такой словесный удар, что его противник терял дар слова. Люди говорили, что сам дьявол вложил в уста Импикла свое искусство речи, ибо было в ней немало похабных и мерзких слов, вставленных в красивые рамки.

Казалось, что с таким даром юноше грозит печальное будущее, но его приметил правитель этих земель и приблизил к себе. Повелителю нравилось, как Импикл выставлял посмешищем его придворных. Самые знатные и самые тщеславные люди государства были бессильны перед шутками Импикла. Чтобы задобрить придворного шута-фаворита, знатные люди страны искали с ним дружбы, устраивали в его честь роскошные пиры и одаривали самыми дорогими подарками. Однако Импикл был глух к позывам знати, он беспощадно задирал ее, чем вызывал смех у правителя – своего покровителя, которому нравилось дерзкое унижение тех, кто втайне мечтал о троне.

Правитель знал повадки своих подданных, и Импикл был удобным орудием для того, чтобы придворные сами понимали, какое оно – их место под солнцем.

Долгое время фортуна покровительствовала дерзкому. Благодаря своему дару он мог возвысить человека, а мог и скинуть с вершины власти. Его шутки стали непреодолимым барьером между троном правителя и теми, кто хотел приблизиться к нему. Тот, кто слишком близко подбирался к повелителю, падал вниз, сброшенный очередной эпиграммой придворного шута. Знать стала бояться и ненавидеть Импикла. Он же уверовал в свою безнаказанность и всемогущество, что сыграло с ним злую шутку.

Однажды, потеряв чувство меры, Импикл унизил любимую женщину правителя. Зная таланты шута, она терпеливо снесла обиду, но не простила ее. Над Импиклом нависли грозовые тучи, которые он не заметил из-за своей заносчивости и самоуверенности. Очередная шутка вместо обычного смеха вызвала у царя приступ невиданного гнева. В одночасье поэт-насмешник был лишен своего места при дворе, всего имущества и выброшен за ворота города. Всем жителям было строжайше запрещено помогать опальному шуту, однако такого указания и давать-то не стоило. Ненависть и страх, копившиеся годами, выплеснулись на Импикла. Он был вынужден бежать подальше от тех мест, где когда-то сам беспощадно унижал и оскорблял людей.

Оставшись в дикой пустыне один, опальный поэт не знал, куда девать стихи, рождавшиеся в нем. В них было немало презрения к тому, кто когда-то возвысил его, а затем лишил даже простого человеческого общения. В пустыне собеседниками Импикла могли быть только большие валуны, которые бесстрастно и безразлично внимали его едким стихам, в которых он осмеивал правителей. Слова, рождавшие богатство и славу, позор и унижение, стали никому не нужны. Однако Импикл знал силу своих слов и решил доверить их … камням. Вооружившись крепким острым камешком, он стал гравировать стихи на валунах.

Камни не выказывали чувства недовольства, когда непристойные слова ложились на их поверхность. Слова для камней не значили ничего.

Холод и голод отбирали последние силы, однако в юноше горел огонь ненависти, который заставлял трудиться из последних сил.

Силы покинули его в тот день, когда он отчеканил последнюю непристойную рифму с именем правителя.

Импикл так и умер под одним из камней, который стал для него надгробным, и эпитафия на нем стала девизом, венчавшим бесславный конец циничного поэта.

Прошли сотни лет, его кости превратились в пыль. Дикие племена, жившие по другую сторону пустыни, разорили дворец, в котором когда-то звучали непристойные стихи опального поэта. Остатки народа Импикла вынуждены были бежать к соседним дружественным племенам. Со временем они стали ассимилироваться в чужом народе, однако женщины, рожавшие сыновей для нового народа, закладывали в них чувство ненависти к поработителям. Да и сами дикари-захватчики с вожделением поглядывали на земли, которые они не могли пока покорить, но истово желали этого.

Вражда народов сопровождалась постоянными стычками на приграничных землях. Отчаянные смельчаки уходили в глубь вражеских земель за добычей и славой.

Однажды сын правителя завоеванных земель отправился охотиться на зверей в дикую пустыню, однако сам чуть не превратился в добычу. Отряд враждебного племени искал удачи в чужих землях и нашел ее. Небольшая группа охотников укрылась за огромным валуном и отстреливалась от наседавших врагов. Царский сын родился на этой земле и считал ее родной. Смелости ему было не занимать, и он отчаянно сражался за свою жизнь и жизни своих товарищей. Стрелы, выпущенные из его лука, часто находили врагов, редкий выстрел не достигал своей цели. Но фортуна – штука изменчивая, она может показать свою улыбку, а может показать и смертный оскал. Вражеская стрела пробила княжескую грудь и припечатала его к валуну, под которым когда-то умер опальный поэт. Кровь пролилась на камень и потекла по выемкам строк, когда-то выгравированных Импиклом.

В это время по пустыне разнесся звук конских копыт…

В сердце матери юноши родилась тревога, и она уговорила мужа послать людей за сыном. Помощь оказалась своевременной. Видя подмогу, охотники воспрянули духом, а их враги поспешили прочь от места, где им грозила неминуемая гибель.

Юноша умирал, вокруг него молчаливо стояли воины, которые не раз смотрели в лицо ангелу смерти и которые не раз отсылали его к чужим душам. Но здесь случилось чудо, холодный камень остановил кровь. Когда тело раненого юноши подняли, на камне показались слова, написанные кровью. Воины восприняли это как добрый знак с небес. Сын повелителя выжил, а валун был перенесен во дворец правителя. Так слова Импикла, изгнанные из царских палат, вновь возвратились туда. Мечта поэта сбылась, но ирония судьбы состояла в том, что никто не понимал смысла этих слов. Народ, который был носителем этого языка, исчез с лица земли. Неприличные стихи, клеймящие позором царских особ, были восприняты людьми как благословение богов.

Прошли годы, раненный когда-то юноша воссел на трон, оставленный ему в наследство отцом. Когда рана болела, он прижимался к камню, и ему казалось, что боль покидает его тело. Придворные, чтобы угодить властителю, начали приписывать камню целебные свойства. Люди стали натирать камень благовониями, просить у него исцеления от болезней и удачи в делах. Камню было все равно. Он не был чувствителен к лести, славе и благовониям. Нецензурные стихи поэта-насмешника переносились на золотые и серебряные изделия, выставлялись в самых видных местах дворцов и домов. Появились жрецы, которые трактовали тайный смысл знаков, но не спешили их раскрывать людям, чтобы не прогневать камень. Только посвященные могли объяснить, когда камень гневается, а когда милостив к просителю, и только сам камень не знал, что он обладает чувствами милости и гнева. Ему было абсолютно все равно, где лежать – в грязной пыли дикой пустыни или в царских чертогах.

И все же проникающие в сокровенное не понимали смысла слов, начертанных на камне, но если бы правитель узнал их, то ни один из них не сносил бы своей головы. Прошли сотни лет. Власть камня возвысилась над властью правителей. Теперь, когда они принимали важное решение, то всегда обращались за советом к камню. Каждый человек в государстве должен был приносить ему жертву. День, когда на камень пролилась кровь далекого предка, был признан государственным праздником. И только избранным жрецам разрешалось растирать собственной кровью священные знаки, несущие тайный смысл.

Если бы камень обладал памятью и свойством говорить, он мог бы рассказать людям, как полоумный поэт-циник наносил на него свои вирши, полные непристойностей и ненависти к правителям. Но камень молчал только потому, что не умел говорить…

Мовлади Гайраханов, Грозный

Информационно-аналитическое издание jjjj№83 2010j

 

 

 

ОБЩЕСТВО

 

Генерал-лейтенант полиции Виталий ЯКОВЛЕВ
НАРКОМАН – КЛЕЙМО ДЛЯ РОССИИ
ОЛЕГ КОВАЛЕНКО:
И НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО
КАМЕНЬ ИМПИКЛА

 

 

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta