return_links(2); ?>
  СТОРОННИКИ
  Франц КЛИНЦЕВИЧ, лидер движенияСторонники, председатель Центрального совета Сторонников партии «Единая Россия», члену президиума Генерального совета партии "ЕР", первому заместителю председателя Комитета Государственной думы Российской Федерации по делам ветеранов.
Мы - обнаженнй нерв партии.
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России.
Итоги 2009 года.
  Премьер-министр РФ Владимир Путин - молодежи:
Каждый сам для себя ставит цели в жизни.
  Александр Ермошкин, руководитель организационного комитета Центрального совета Сторонников партии «Единая Россия».
От слов – к делу.
 

Валерий ХИЛТУНЕН.
НАЧАЛО.

  Положение о Сторонниках Всероссийской политической партии «Единая Россия».
  Иван КОНОНОВ.
Спасибо, Василиса!
  Проект «Семейный Альбом».
  Иван КОНОНОВ, Виталий ПАРШИН.
Пулей в - улей!
  Гимн Сторонников партии "Единая Россия".
  2 точка О.
  Сообщество «МетаКонсалтинг».
Сотрудничество на перспективу.
  Концепция мультипортала.
  Геннадий ОЛЕЙНИК, председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов. Арктика.
  Андрей РУМЯНЦЕВ, Липецкая область.
Своя земля.
  Татьяна ХОЛКИНА.
Полтора гектара выведут страну из кризиса?
  Юрий Борев.
Единые корни.
  Портрет народного поэта.

 

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕДИНЫЕ КОРНИ

В конце прошлого года в Москве в Государственном институте искусствоведения прошла Международная научно-практическая конференция «Искусство русского зарубежья и отечественная культура».
В числе тех, кто открывал конференцию, был директор Института теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств В.В. Вацлав. Он, в частности, сказал:
«Литература и искусство русского зарубежья принадлежат не только культуре тех стран, в которых они создавались, но – и это главное – нашей отечественной культуре. Долгое время искусство эмигрантов было неизвестно на родине. С падением железного занавеса оно начало входить в общественное сознание нашей страны. И открылись такие художественные богатства, без которых невозможно дальнейшее развитие российской культуры. Сейчас искусство русской эмиграции всех волн у нас востребовано. Издаются книги, устраиваются выставки и концерты. В общественных науках появились труды, раскрывающие ценность наследия русских эмигрантов. Оно влияет на творчество современных деятелей отечественной культуры. Искусство русского зарубежья активно изучается. Остается, однако, немало белых пятен, подлежащих дальнейшему исследованию».
С докладом «Единые корни» – об эмигрантской и отечественной художественной культуре - на конференции выступил Ю.Б. Борев (главный научный сотрудник ИМЛИ РАН, академик Российской академии художеств, президент Академии эстетики и свободных искусств, профессор)
Сегодня, в момент единения всех сил страны ради возрождения, очень важно учесть культурно-исторический опыт наших соотечественников за рубежом. Вот поэтому мы сочли необходимым познакомить читателей газеты с выступлением Ю.Б. Борева.

Поэт Самойлов, задумываясь над личной судьбой и проблемами эмиграции, написал яркое и емкое четверостишие:

Деревья прянули от моря,
Как я хочу бежать от горя.
Хочу бежать, но не могу –
Ведь корни держат на бегу.

Видимо, у некоторых горе было столь сильным, что ничто не могло их удержать, и они покидали Отчизну. У корней есть удивительное свойство. Березка, пересаженная в чужую почву, не становится пальмой, корни продолжают питать ее родными соками. И на какой бы земле ни жил, где бы ни творил эмигрант, он всегда создает родную культуру. В сердце эмигранта всегда звучит мотив песни Галича «Когда я вернусь». И поэтому он, как Шопен, завещает свое сердце родине, или, как Куприн, решает провести конец жизни на родной земле, или, как Герцен, на чужбине живет победами и бедами отчизны. Или как Галич, не дожив до осуществления своей мечты «Когда я вернусь», возвращается своим творчеством. Творчество эмигрантов всегда вливается в океан отечественной культуры, ибо они живут с чувством непременного возвращения.
Троцкий утверждал, что "эмигрантской литературы не существует". Шкловский считал, что русская литература невывозима. Эти суждения история не подтвердила.
Обычно говорят, что из России в XX веке отхлынуло три волны эмиграции. Однако, я полагаю, что волн было, как минимум, пять.
Первая волна эмиграции (1890 - 1917) еще до революции вынесла из страны до 1,7 млн. человек. Они искали экономического благополучия, жизненных перспектив и стабильности. Эта волна возникла задолго до прихода к власти большевиков. Заметим: не советская власть родоначальница русской диаспоры в ХХ веке.
Вторая волна эмиграции (1918–1940) – это люди, не принявшие революцию и бежавшие от Гражданской войны (от 1,5 до 3 млн.). Россию покинул цвет русской интеллигенции – философы Бердяев, Булгаков, Лосский, Шестов, художники Репин, Коровин, актеры Чехов и Мозжухин, звезды балета Павлова, Нижинский, музыканты Рахманинов, Стравинский, Шаляпин, писатели Бунин, Шмелев, Аверченко, Бальмонт, Гиппиус, Зайцев, Куприн, Ремизов, Северянин, Толстой, Тэффи, Цветаева, Ходасевич.
После Октября в Берлине, Париже, Харбине сформировалось «русское зарубежье», «Россия в миниатюре», со своими газетами, журналами, школами, университетами, с Русской Православной Церковью. В эмиграции отсутствовал массовый читатель, а многие художники оказались в нужде. И все же русское искусство выжило. Бунин писал: «Упадка… не произошло. Из видных писателей, как зарубежных, так и ”советских“, ни один, кажется, не утратил своего таланта, напротив, почти все окрепли, выросли».
Третья волна эмиграции (1940-е – 1950-е годы) возникла в конце войны; многие пленные и перемещенные люди опасались репатриации и становились эмигрантами (примерно 1 млн. человек). В третьей волне, как и в первой (дореволюционной), процент интеллигенции был невелик. Темами писателей этой волны (Елагина, Нарцисова, Нарокова, Ржевского) стали лишения войны, плен, слухи о жизни на родине.
Четвертая волна эмиграции (1960–1980-е годы) началась после хрущёвской оттепели и включала писателей-«шестидесятников». Однако начались новые гонения на творческую интеллигенцию, и волна эмиграции вынесла за пределы России крупных художников – Бродского, Довлатова, Нуриева, Солженицына. За границей оказались Аксенов, Максимов, Войнович, Алешковский, Губерман, Галич, Копелев, Лимонов, Виктор Некрасов, Синявский. Формируется мощная русская диаспора. Искусство многих из них тяготело к постмодернизму. Эмигранты четвертой волны также создали свои журналы, газеты, издательства.
Пятая волна эмиграции (1990–2000-е годы) – постсоветская, начавшаяся еще на закате СССР (поэты Коржавин, Межиров, литературовед М. Поляков, режиссер А. Васильев). Некоторые эмигранты в этот период вернулись в Россию (актер Козаков, поэт Дементьев, прозаик Мамлеев) или стали жить, не отрываясь от родины, челночным способом общаясь с отечественной действительностью (скульптор Эрнст Неизвестный, пианистка Оксана Яблонская, балетмейстер Олег Виноградов).
Открытое общество не знает эмиграции. Видимо, для перемещений внутри Евросоюза это понятие не актуально. Когда народы, распри позабыв, в единую семью объединятся, будет существовать миграция, но не будет эмиграции. Однако по отношению к истории ХХ века проблема эмиграции актуальна и остра.
Эмиграция – мост между странами, народами, культурами, мост, соединяющий культуру родины и культуру страны, которая дала пристанище.
Бытие эмигрантов проходит по одной из трех моделей:
модель ностальгическая: человек сохраняет традиции покинутой родины. Так, в скульптуре Патрова «Рублев» чувствуется ностальгический мотив;
модель космополитическая: человек осознает себя гражданином мира. Таково было жизненное ощущение поэта Бродского;
модель адаптационная: эмигрант приспосабливается к стране обитания. Так, адаптация Набокова была столь глубока, что он создавал свои произведения и на русском, и на английском языках. Однако и на английском языке он творил русскую культуру.
Творчество эмигранта — видение своей родины изнутри и извне, объемное видение мира из точки исхода и точки нового проживания. Конечно, нельзя унести родную почву на подошвах ботинок, но родную речь и родную культуру уносят в сердце.
Три главные идеи и темы живут в эмигрантском искусстве:
- ностальгия; «поиск утраченного времени и пространства»; путешествие «в глубины памяти»;
- как дела на родине и что можно сделать для их улучшения?
- что будет, когда я вернусь?
«Русский писатель должен жить долго», – говорил К. Чуковский. Добавлю: особенно эмигрант.
У эмигрантов накопился большой жизненный опыт и умение его обобщать. Их творчество несет ряд актуальных идей. Так, Газданов в романе «Призрак Александра Вольфа» выдвинул проблему гражданского мира. Учитель напутствует своих учеников и говорит нечто простое и мудрое, важное для всего человечества: «...Вам придется участвовать в том, что называется борьба за существование. Грубо говоря, есть три ее вида: борьба на поражение, борьба на уничтожение и борьба на соглашение. Вы молоды и полны сил, и вас, конечно, притягивает именно первый вид. Но помните всегда, что самый гуманный и самый выгодный вид - это борьба на соглашение». Газданов прав: умение договариваться выше умения воевать. Вечный мир, о котором мечтал Кант, может утвердиться в результате "борьбы на соглашение".
Вклад русской диаспоры в отечественную и мировую культуру огромен, его важно системно изучать. На мой взгляд, необходимо создание новой дисциплины – эмигрантологии. Ее предмет – творчество людей, покинувших отчизну, творчество, из которого всё ценное рано или поздно возвращается на родину.

Свои соображения по поводу вывода страны из кризиса Андрей Румянцев отправил в Антикризисный комитет, созданный при администрации Липецкой области. К предложениям в качестве обоснования он приложил фильм, рассказывающий о технологиях пермакультуры (естественного земледелия), бизнес-план «Экодом», где освещены два направления, определенные правительством в качестве приоритетных – малоэтажное домостроение и энергосберегающие технологии. Однако его идеи и предложения остались без ответа со стороны областных чиновников.
Настойчивый предприниматель, не на словах, а на деле болеющий за судьбу своей родины, решил, как это не раз делали на Руси, идти дальше, то есть выше – искать правды у первого лица государства. В наше время это Президент РФ. А.Л. Румянцев написал письмо Д.А. Медведеву. Оно начинается такими словами:
«Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Я предприниматель, строитель, производственник, в силу личного интереса и жизненных обстоятельств оказался близок к серьезной науке, но никогда не занимался политикой. Сейчас гражданское чувство ответственности и обеспокоенность за судьбу своей страны и своих детей побудили меня обратиться к Вам…»
Далее Андрей Румянцев излагает суть идеи о передаче земли как основного ресурсного достояния гражданам России и рассказывает о том непонимании, которое встретил в кабинетах чиновников разных рангов.
«Проанализировав результаты своего визита в обладминистрацию, я пришел к следующим выводам, – пишет автор письма Президенту. – В Липецкой области власть пока не способна самостоятельно реализовывать конструктивную, жизненно необходимую идею, поддерживаемую сверху, содержащую направления, определенные правительством как приоритетные. Между тем, огромный ресурс тратится на реанимацию сломанных механизмов, затыкание дыр и высасывание из пальца недальновидных тактических решений. Доминантным мотивом является сохранение за собой рабочего места. Вместо поиска технических способов реализации проектов идет утверждение причин, препятствующих оной, что только усиливает иллюзию безвыходности».
Не согласившись с чиновниками, утверждающими, что свободных земель в области нет (16 000 гектаров в фонде перераспределения – не в счет, а все остальное – в частной собственности), Андрей Румянцев говорит о том, что есть годами не обрабатываемые земли сельхозназначения:
«Пусть это паевые земли, но если они не возделываются, то, следовательно, не используются по назначению. И это черноземы! Кто в этом виноват: предприятия-банкроты или неверная отраслевая политика – не суть важно. Потом есть невостребованные земли пайщиков. Кроме того, существует возможность выкупить землю, находящуюся в долевой собственности. И стоит это недорого: 1,5 гектара – порядка 10 тысяч рублей. Вот только сам процесс выкупа, оформления, выделения в натуре и регистрации очень сложен и обходится дороже самой земли в разы.
Разговаривая на эту тему, я привел хорошо известный мне пример. Пятьдесят семей, объединившись с целью создания поселка нового типа и внедрения технологий пермакультуры, выкупили землю, находящуюся в долевой собственности, в Данковском районе Липецкой области. За свои деньги они сделали выделение, геодезию, топосъемку, межевание, генплан. Но жить на законном основании на фактически своей земле не могут, так как это земли сельхозназначения и для того, чтобы построить жилье, прописаться, их надо перевести в категорию поселения. Администрация не может (или не хочет?) решить вопрос уже в течение пяти лет. И это при том, что данный случай подпадает под две национальные программы: по возрождению села и возвращению из-за рубежа наших соотечественников.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что возможности для решения жизненно важных задач есть. Есть даже варианты решения. Проблема со способностями, а главное – с желанием».
Отправив письмо, Андрей Румянцев стал ждать реакции из Кремля. Первая «ласточка» прилетела из управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан за подписью советника департамента письменных обращений граждан М. Пасиной. Ему сообщали о том, что его обращение получено и в соответствии с ч. 3 ст.8 Федерального Закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О Порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» направлено в Министерство экономического развития. Через две недели за подписью заместителя директора департамента недвижимости Минэкономразвития М. В. Бочарова поступил официальный ответ.
В документе подробно – на трех листах формата А4 – изложили основы земельного законодательства Российской Федерации. Андрею Леонидовичу рассказали, какие документы должны быть поданы гражданами, изъявившими желание вести крестьянское (фермерское) хозяйство, как могут быть установлены минимальные и максимальные размеры образуемых новых земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, как определить цену, по которой они приобретаются в собственность. Не забыли разъяснить принципы государственной политики в отношении сельского хозяйства. В частности, перечислили меры по поддержке личных подсобных хозяйств и развитию сельских поселений. Упомянули и федеральную целевую программу «Социальное развитие села до 2012 года». Однако в официальном ответе ни слова не сказано относительно проблем, поднятых автором.
Читая переписку липецкого предпринимателя с чиновниками, приходишь к выводу, что им нет никакого дела до конкретных предложений, они даже не удосужились дать им (не важно какую: положительную или отрицательную) оценку. Словом, даже не задумались над тем, смогут ли вывести страну из кризиса упоминаемые Андреем Румянцевым полтора гектара земли. По всей видимости, главное для обитателей высоких кабинетов – соблюсти сроки выдачи ответов. Размышляя об этом, невольно вспоминаешь великого Грибоедова и его Фамусова, из уст которого некогда прозвучала фраза, актуальная и в наши дни, как нельзя лучше характеризующая современных бюрократов: «А у меня, что дело, что не дело, обычай мой такой: подписано, так с плеч долой!»

 

 

Информационно-аналитическое издание jjjj№77 2010

 

 

 

В НОМЕРЕ:

 

Франц КЛИНЦЕВИЧ

Александр ЕРМОШКИН

Общественная деятельность требует хорошей подготовки.

Наши дети не сироты.

Доброта растопит лед.
Семейный альбом.
Гимн Сторонников.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta