Яндекс.Метрика
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
МЫ НАДЕЖНО ГАРАНТИРУЕМ БЕЗОПАСНОСТЬ И НЕЗАВИСИМОСТЬ АБХАЗИИ
  Рауль ХАДЖИМБА, Президент Республики Абхазия
РЕСПУБЛИКА АБХАЗИЯ – СОЮЗНИК И ДРУГ РОССИИ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
СТАБИЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ОБОРОННОГО ПОТЕНЦИАЛА
  Дмитрий РОГОЗИН, заместитель Председателя Правительства РФ
ГОСПРОГРАММА ВООРУЖЕНИЯ НА 2018–2025 ГОДЫ
  АРМИЯ-2017
  Сергей ШОЙГУ, министр обороны РФ генерал армии
АВТОРИТЕТНАЯ ПЛОЩАДКА МИРОВОГО УРОВНЯ
  Дмитрий ШЕРСТНЕВ, генеральный директор АО «НИИ «Экран»
МАЛОГАБАРИТНЫЙ МОДУЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС РТР и РЭП
  Дмитрий ШУГАЕВ, директор ФСВТС
ПРОРЫВОВ НЕТ. ЕСТЬ УВЕРЕННАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  Андрей ВЕРНИГОРА, руководитель Департамента Министерства обороны РФ по обеспечению государственного оборонного заказа контр-адмирал
ВОЕННАЯ ОТРАСЛЬ РАЗВИВАЕТСЯ АКТИВНО И ДИНАМИЧНО
  Николай КАЛИСТРАТОВ, генеральный директор АО «ЦС «Звездочка»
«ЗВЕЗДОЧКА» – ЦЕНТР СУДОРЕМОНТА РОССИИ
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ: НОВЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УКЛАД, ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ, ДИВЕРСИФИКАЦИЯ
  Павел ЛИТВИНЕНКО, генеральный директор ОАО «ВНИИР-Прогресс»
РАБОТЫ ДЛЯ ОБОРОНЫ РОССИИ
  Игорь МАКУШЕВ, председатель Военно-научного комитета ВС РФ – заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант
ВОЕННО-НАУЧНЫЙ КОМПЛЕКС СОВЕРШЕНСТВУЕТСЯ
  Ольга КОВИТИДИ, председатель подкомитета по международному военно-политическому сотрудничеству Комитета СФ по обороне и безопасности
УКРЕПЛЕНИЕ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  Олег САЛЮКОВ, Главнокомандующий Сухопутными войсками РФ генерал-полковник
СБЛИЖЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ И ПОТРЕБИТЕЛЯ
  НАДЕЖНЫЙ «КУПОЛ» НАД ВОЙСКАМИ
  БЕЗОПАСНОСТЬ
  Владимир НЕЙМАН, заместитель генерального директора ООО «ДИАМЕХ 2000» по качеству и сертификации, к.т.н.
НОТИФИКАЦИЯ
  Василий ПИСКАРЕВ, председатель Комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции
АДЕКВАТНОЕ РЕАГИРОВАНИЕ
  МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА INTERPOLITEX
  ТЕХНОЛОГИИ ОПЕРЕЖАЮЩЕГО РАЗВИТИЯ
  ОБРАЗОВАНИЕ
  ПОЛИЦЕЙСКИМ КАДРАМ – КАЧЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
  ОБЩЕСТВО
  Джамбулат УМАРОВ
Я НАДЕЮСЬ, ЧТО МЫ СДЕЛАЛИ ШАГ В ИССЛЕДОВАНИИ СТЕРЕОТИПОВ
  КНИГА-ОТКРОВЕНИЕ
  ЗВЕНИГОРОДСКАЯ БИОСТАЦИЯ МГУ: НАУКЕ СМОЖЕМ ПОСЛУЖИТЬ



















Станет ли Масловка сырной провинцией России

В 2015 году в ответ на западные санкции главный редактор информационно-аналитического издания «Советник Президента» Владимир Юрьевич Борев наладил производство сыра по традиционной французской технологии в деревне Масловка Данковского района Липецкой области. Сегодня этот продукт знают не только в регионе, но и в Москве, и даже во Франции.

Теперь Владимир Юрьевич является ко всему прочему председателем сельскохозяйственного перерабатывающего кооператива «Сыр-Бор Масловка». Недавно он был награжден национальной премией «Культурное наследие» за возрождение русской усадьбы. Мы побывали у него в гостях, где он рассказал о том, на какой стадии сейчас находится производство масла и сыра в Масловке, а также о многом другом.

– Масловка – это чудесный край, просторный и вольный. Это порубежье Древней Руси, где соприкасались Дикое поле и границы Рязанского княжества. Здесь проходил тракт из Воронежа на Москву. Сохранился даже красивый мост, построенный в тысяча девятьсот шестом году, напоминающий нам об этом. А в деревне были постоялый двор, мельница, говорят, что существовала казачья застава и даже монетный двор. На мельнице мололи муку, а еще здесь давили масло, видимо, поэтому деревня и стала так называться. При царе здесь жило семьсот пятьдесят душ.

Когда я приехал сюда, то мне достался разрушенный, покосившийся, с провалившейся крышей дом. Все остальные пять домов, которые тут остались, были примерно в таком же состоянии. Сегодня мне радостно то, что мы не только смогли возродить деревню, но и восстановить смысл ее исторического названия. Мы тоже начали делать масло – как подсолнечное, так и сливочное масло. У нас есть коровы, козы. А еще есть лошади, овцы и русские псовые борзые собаки. В этом году уже в четвертый раз мы проведем фестиваль русской псовой охоты «Отъезжее поле».

Кроме масла мы производим французский сыр. Его мы начали делать два года назад. Для этого пригласили французских сыроделов, которые и научили нас производить сыр по традиционным французским рецептам. Этим рецептам уже более четырехсот лет. Наш сыр уже завоевал свою репутацию у ценителей качественных и живых продуктов, прошел все полевые испытания. Министерство иностранных дел РФ посылало наш сыр во Францию, чтобы продемонстрировать его французским сенаторам и сыроделам.

На этой дегустации в Париже присутствовали посол Российской Федерации Александр Константинович Орлов, министр сельского хозяйства Александр Николаевич Ткачев. Там находились и лучший сыродел Франции Жерар Пети, главный аффинер Франции Люк Паскаль, которые дали высокую оценку нашим сырам. Масловские сыроделы были приняты в Гильдию французских сыроделов-ремесленников. Мы в ней – единственные иностранцы.

– А у вас есть камамбер или пармезан?

– Пармезан делается только в Парме, а камамбер – в маленькой деревушке в Нормандии. У нас – свой сыр. Нас несколько раз спрашивали, почему вы считаете, что ваш сыр может конкурировать с французским? Как ваши козы или коровы могут давать молоко ничуть не хуже, а, может быть, и лучше того, что есть во Франции? Объясняю. У нас есть стадо из коз зааненской породы. Но на самом деле, нет города Анненска или Зааненска, где начали бы разводить этих животных. Есть город Ахен, где были ахенские козы.

Ближе к концу XIX века в России усиленно занялись сыроделием по указанию государя-императора, и в страну стали усиленно завозить ахенских коз. Во французской транскрипции название породы произносится как «сааненские», но поскольку для россиян это труднопроизносимое слово, то у нас они превратились в зааненских. Получается, что потомки той настоящей французской козы и дают нам сейчас молоко.

Другой самый важный момент – это корма. Если козы находятся постоянно в помещении, не пьют живую воду, а только воду из-под крана, не дышат настоящим воздухом, а живут в закрытом душном помещении и едят лишь концентраты из грузовика, а не щиплют сочную травку, то они дают молоко, которое не пригодно для приготовления живого сыра. У нас же животные пасутся на необъятных лугах.

Французы, которые приехали к нам, прежде, чем начать нас учить делать сыр, исследовали эти луга. Две недели они собирали травы и в итоге сказали, что нам очень завидуют, поскольку здесь произрастает более двухсот целебных растений. Масловка находится между реками Дон и Паника, здесь практически заповедные места. Тут растет, например, ковыль, который занесен в Красную книгу России. Французы сказали, что у них такого разнотравья нет. Но козы едят не все подряд, а выбирают все самое лучшее. Поэтому эти животные являются идеальной системой для производства молока, а, следовательно, и сыра.

Вода у нас тоже чистая. Здесь потрясающий воздух, поскольку вокруг нет никаких заводов или иных предприятий, загрязняющих окружающую среду. Французам наша территория очень понравилась.

Не бывает дагестанского коньяка или крымского шампанского. Настоящий коньяк делается только в регионе Шаранта, а шампанское – в Шампани во Франции. Всё остальное – это продукты, которые имеют лишь подобные названия. Именно поэтому мы называем наш продукт французским сыром из деревни Масловки.

Сыр мы делаем на чердаке, как это и было положено во Франции, потому что чердак имеет стабильную температуру, там хорошо проветриваемое помещение, а продукт далек от посторонних глаз – процедура производства сыра достаточно интимная. На следующем этапе мы опускаем его в настоящие подвалы XIX века, где сыр созревает. Во Франции мало кто может себе позволить настоящие каменные сводчатые подвалы позапрошлого столетия, потому что тот, у кого они были, сегодня уже не делает сыр, а тот, кто его делает, уже не имеет этих подвалов.

Наш сыр даже более аутентичен, чем тот, который делают сами французы. Это не подпольный сыр, несмотря на то, что он зреет в подвале, а официальный продукт, производимый по российскому законодательству. В то же время это уникальный продукт. В нашей стране с 1935 года ничего подобного не производилось, поскольку именно тогда советским правительством было принято постановление об обязательном кипячении молока и продуктов молочного происхождения.

Но любое кипячение убивает целебные свойства живых лактобактерий, которые содержатся в продуктах. Мы забыли, что мы – млекопитающие, а молоко дано нам не только как питание, но и как лекарство. И начали мутировать, поскольку такую божественную материю, как молоко, стали кипятить. Во Франции дети до сих пор пьют сырое фермерское молоко. Но если в коровьем молоке полезные свойства растений концентрируются в три раза, то в козьем – в шесть.

Я считаю, что мы сделали определенный прорыв. Теперь россияне получили доступ к уникальному продукту молочного происхождения, который не кипятится, а является живым и целебным. У французов есть обязательная норма – после еды они съедают 20-30 граммов такого сыра, что способствует улучшению пищеварения.

К сожалению, в России научились обходиться без этих живительных лактобактерий. Наши люди традиционно после еды применяют фестал, гастал, эспумизан и иные препараты, которые были созданы искусственно и помогают переварить пищу. Но это неправильно. Дать людям настоящий, живой продукт – вот смысл того, что было нами сделано.

– Прорыв произошел, а что дальше?

– Французские сенаторы сказали, что санкции бесполезны, если в России стали делать сыр ничуть не хуже, а, может быть, и лучше, нашего. Мы сможем сделать и все другое, не так это все и сложно. Россия – великая страна, которую нельзя поставить на колени. С нами нельзя говорить языком санкций. Во время дегустации было интересно наблюдать за французскими сенаторами. Мы угощали их французским же сыром, но из деревни Масловки, а это все равно, что приехать в Бразилию и забить гол Пеле на его же поле. Но нам удалось забить этот гол французам.

Через три дня после дегустации французский сенат принял рекомендацию выйти из режима санкций: российский рынок теряется, смысла в них никакого нет. В российском Министерстве иностранных дел появился даже такой термин, как «сырная дипломатия». Наша дегустация проходила в тот день, когда наш президент Владимир Владимирович Путин встречался в Кремле с ведущими представителями французского бизнеса. В своей речи он отметил, что ни одна из французских фирм не ушла с российского рынка, много средств было вложено Россией во французский бизнес, а Францией – в российский, в том числе и в производство сыров. Таким образом, мы показали, что санкции бессмысленны, надо отказываться от языка ультиматумов. А вторым итогом считаю то, что теперь настоящий живой французский сыр стал доступен и для россиян.

– Могут ли люди из окрестных сел и деревень сдавать вам молоко от своих коз или коров?

– Я никогда не был сыроделом, а являюсь журналистом, поэтому мне было очень важно попробовать использовать социально-информационную технологию. Цель возрождения деревни Масловки и производства здесь масла, а потом и производства сыров, была несколько шире, чем просто наладить процесс выпуска этих продуктов. Как только мы освоили производство сыра, я выдвинул лозунг, состоящий из двух частей: «Липецкая область – это сырная провинция России», а «Масловка – столица сырной провинции России». Безусловно, тогда это были нереальные, и даже фантастические лозунги.

Но мне казалось, что мы сможем добиться этого. Глава региона Олег Петрович Королев говорит, что Липецкая область является небольшой частью России, но здесь производится крупное число холодильников, стиральных машин, сахара, пшеницы, стали и других товаров. Но Липецкая область никогда не была лидером по производству сыров. Этим могут похвастаться Вологодская, Костромская, Ярославская области. Однако сегодня ситуация изменилась. Наше издание сообщило, что в 200 миллионов евро оценивается технологический вклад французских сыроделов в экономику Липецкой области.

Но мы не думали о деньгах, когда затевали все это.

Мы открыты и готовы делиться своими технологиями со всеми желающими их перенять. К нам приезжали люди из многих регионов, и мы охотно делились с ними своими знаниями. Многим было удивительно, как мы, непрофессионалы, могли это сделать. Естественно, что у людей появлялись мысли, а почему бы им не попробовать сделать подобное? За эти два года Масловка стала достаточно известна. Мы никому не платили деньги за рекламу, но о нас говорили как на региональном, так и на федеральном уровнях. Огромное количество информации в интернете.

К нам даже недавно приезжали журналисты из Би-Би-Си, которые снимали фильм про Россию и рассказывали о Масловке. Индекс популярности деревни в сети очень высокий. Из соседнего района несколько раз приезжал глава района Николай Петрович Климов, который интересовался нашим опытом, и сегодня в Чаплыгине делают итальянские сыры. В Краснинском, Лебедянском районе тоже стали производить живые сыры. В Липецкой области нет ни одного района, где бы ни наладили выпуск подобной продукции. Сегодня лозунг, который не так давно казался нереальным, воплотился в жизнь.

Специалисты подсчитали, что в 30 миллионов долларов оценивается рекламная компания Масловки, но мы не вложили в нее, ни копейки. Для меня это очень хороший эксперимент, который показывает, что инициатива масс очень важна. Сегодня, если мы накроем огромный стол, в двадцать – тридцать метров, то сможем этот стол заставить потрясающими и вкусными сырами, производимыми в Липецкой области. Я считаю, что это огромное достижение региона. Теперь, кроме стали, сахарной свеклы, холодильников, стиральных машин, Липецкая область может гордиться и своими уникальными сырами.

У меня есть задумка создать карту региона, где были бы отмечены районы, в которых производятся те или иные сыры. Точно такая же карта есть во Франции. Недавно в Масловке проходил IX Всероссийский молодежный форум под названием: «Ты – предприниматель». Основным вопросом его было то, как закрепить молодежь на селе, как сделать так, чтобы она оставалась там, а не уезжала в город. Глава региона сказал, что первостепенной задачей является поднятие благосостояния людей на селе. Тогда молодежи не надо будет никуда уезжать, она останется трудиться на родной земле.

– Но сегодня в селах практически нет работы, большинство хозяйств было разрушено несколько лет назад, как люди смогут зарабатывать деньги?

– Постановка задачи бывает важнее, чем поиски ее решения. В сельском хозяйстве есть два пути. Первый – американский. Это создание огромных холдингов. В годы существования Советского Союза это были колхозы или совхозы. Но существует и французский путь – это небольшие семейные производства. Например, одна семья создает свое маленькое и уникальное производство, которое передается им от прабабушек и прадедушек. Но эта семья может прокормить не только себя, но и других людей. Микроферм во Франции много, именно они и кормят всю страну.

Во Франции, безусловно, есть и агрохолдинги, но продолжают существовать и маленькие фермы, которые стараются сохранить свои традиции, способы производства, праздники, традиции, обычаи и так далее. Этот французский опыт ценен и для нас. Нечто подобное было и в царской России при Столыпине, а после революции экономика возродилась благодаря Новой экономической политике. Однако Советский Союз пошел потом по американскому пути.

Я думаю, что мелкие хозяйства более стабильны в социальном плане. Люди, занятые своим трудом и кормящие сами себя, являются тем средним классом, который создает социальную стабильность государства. Сегодня в обществе есть определенная социальная напряженность, есть разрыв между бедными и богатыми, что может привести к социальному взрыву, а сократить этот разрыв может наличие небольших ферм, которые кормят не только себя, но и страну.

Давайте посчитаем. Стадо в двадцать коз дает в сутки около шестидесяти литров молока. На выходе это примерно шесть килограммов сыра. В месяц получается 180 кг. Если их продать по хорошей цене в хорошем магазине, то можно получить примерно 60 тысяч рублей прибыли. Однако бабушке, которая держит коз, вовсе не надо делать сыр, ей можно отдать надоенное молоко на сыродельню, которая должна быть расположена в радиусе десяти километров.

Вокруг маленькой сыродельни может быть около 50 мелких ферм, которые будут снабжать ее молоком. В Масловке есть такая сыродельня, а значит, вся округа может спокойно заводить коз и привозить к нам свое молоко. Мы готовы его покупать. Система сыроделен, я полагаю, нужно объединить в ассоциацию сыроделов Липецкой области. А у нее должен быть свой магазин в Москве и под названием «Липецкий сырный дом».

Там можно продавать не только сыр, но и йогурт, мацони, айран и прочие молочные продукты. Сегодня стоит задача создать этот «сырный дом». Там будет продаваться молочная продукция не только из Масловки, но и из всех районов области. Олег Петрович Королёв поддержал эту идею, дал поручение, которое сегодня прорабатывается. Я думаю, что так мы сможем поднять благосостояние сельских жителей. Это станет огромным скачком в развитии сельского хозяйства.

Но, кроме того, мы обеспечиваем работой и других людей. Нам, например, нужны сырные формы, значит, их должен кто-то изготовить. Нам нужны сырные ящики, их тоже должен кто-то сделать. Мы подаем сыр на красивых глиняных тарелках, значит, мы даем работу гончарам. Мы перевозим сыр в красивых плетеных корзинках, их для нас сегодня изготавливают ремесленники, занимающиеся лозоплетением. Мы привлекли к работе «Елецкие кружева», которые создают для нас салфетки с нашим фирменным логотипом. Таким образом, сырная отрасль сможет стать локомотивом социальной стабильности, продовольственной безопасности и экономической обеспеченности жителей района.

– Но сколько стоит ваш сыр, может ли его приобрести человек с низким достатком?

– Его может позволить себе приобрести любой и каждый, но у нас в стране нет, к сожалению, культуры сыропроизводства и культуры сыропотребления. Мы привыкли употреблять сыр как продукт питания. То есть считаем, что его надо съесть много, желательно с маслом и хлебом, но наш сыр – другой. Его достаточно есть в день граммов 20-30. Он очень сытный, но употребляется не для того, чтобы набить живот, а для того, чтобы внести в желудок полезные лактобактерии, которые помогают перерабатывать пищу.

То есть кушать сыр надо мало, а эффект от этого будет намного сильнее. Правда, это должен быть продукт высокого качества. Это мы и стараемся объяснить людям. Для этого и проводим дегустации, лекции, беседы. Но когда вы говорите, что не всем это по карману, я могу возразить только одно – химиотерапия гораздо дороже качественных продуктов. Лекарства сегодня – это самый дорогостоящий продукт. А если человек будет употреблять каждый день по 20-30 граммов натурального сыра, то может быть, ему и лекарство потом не потребуется?

Андрей МАРКОВ
Липецкая область

Информационно-аналитическое издание jjjj№142 2017



ЭКОНОМИКА

  СТАНЕТ ЛИ МАСЛОВКА СЫРНОЙ ПРОВИНЦИЕЙ РОССИИ?
  «БАРСКИЙ ЛЕС» ЗА КРАСОТУ РОДНОЙ ЗЕМЛИ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta