Яндекс.Метрика
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ СТРАНЫ
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
2012–2020: НА ПУТИ К ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
ОБЪЕМ ЭКСПОРТА ДОЛЖЕН ВЫРАСТИ НА 350 ПРОЦЕНТОВ
  Николай НИКИФОРОВ, министр связи и массовых коммуникаций РФ
НОВЫЕ БИЗНЕС-ПОДХОДЫ
  АРМИЯ-2016
  Сергей ШОЙГУ, министр обороны РФ генерал армии
КОНСОЛИДАЦИЯ УСИЛИЙ НАУКИ И ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  Александр МИРОНОВ, начальник ГУНИД МО РФ
ОПЫТ И НОВАЦИИ
  Дмитрий РОГОЗИН, заместитель Председателя Правительства РФ
ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В КОНТЕКСТЕ БЕЗОПАСНОСТИ
  Александр ФОМИН, директор ФСВТС России
СТРЕМИТЬСЯ К ПАРИТЕТУ
  Юрий МОСИЕНКО, помощник руководителя ОАО «АГАТ-системы управления» – управляющая компания холдинга «Геоинформационные системы управления»
НАУКОЁМКОСТЬ. НАДЕЖНОСТЬ. КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ
  Александр БОРТНИКОВ, директор ФСБ России генерал армии
РЕШИТЕЛЬНО, СЛАЖЕННО, КОМПЛЕКСНО
  Андрей НОВИКОВ, руководитель АТЦ СНГ генерал-полковник полиции
КИБЕРУГРОЗЫ: МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
  Сергей ЧЕМЕЗОВ, генеральный директор ГК «Ростех»
КОНКУРЕНЦИЯ «ИЗ БУДУЩЕГО»
  Павел ЛИТВИНЕНКО, генеральный директор ОАО «ВНИИР-Прогресс»
ОАО «ВНИИР-ПРОГРЕСС» – ДЛЯ ОБОРОНЫ РОССИИ
  ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ УГРОЗЕ ТЕРРОРИЗМА ВСЕМ МИРОМ
  ОБЩЕСТВО
  Сергей СУШИНСКИЙ, президент Фонда «Защита нации», член совета при Минздраве РФ, инженер автоматизации
Владислав ЗАКРЕВСКИЙ, общественный деятель, эксперт в области регионального развития, экономист госуправления
О СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ РОССИИ
  НА САМОМ КРАЕШКЕ РОССИИ
  ТЕХНОЛОГИИ
  КАЗАХСТАН – РОССИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО ДИАЛОГА
  ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ ОТРАСЛИ
  НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ НАВИГАЦИИ
  ISSE - 2016
  INTERPOLITEX. СРЕДСТВА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА
  РОССИЙСКАЯ НЕДЕЛЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
  СИСТЕМНЫЙ ДИАЛОГ ПРОФЕССИОНАЛОВ
  ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ
  ПЕРСПЕКТИВЫ ТРЕХСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА
  ФОРМИРОВАНИЕ ЭКСПОРТНЫХ КАНАЛОВ В КИТАЙ
  ЭКОНОМИКА
  ЭФФЕКТ «СЫРНОЙ ДИПЛОМАТИИ»
  РУЗСКИЙ ПРОЕКТ: УСПЕХ ОБЕСПЕЧЕН











О перспективах технического регулирования в ЕЭС

Владимир НЕЙМАН, заместитель генерального директора ООО «ДИАМЕХ 2000» по качеству и сертификации, к.т.н.

С принятием Госдумой РФ 29 июня 2015 г. федерального закона № 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации» был завершен процесс создания законодательной триады, включающей вступившие ранее в силу федеральные законы «О техническом регулировании» (№ 184-ФЗ) и «Об аккредитации в национальной системе аккредитации» (№ 412-ФЗ).

Несомненно, законы, действующие в сфере технического законодательства не идеальны. Тем не менее, настойчивые усилия государственных структур, общественных организаций, экспертного сообщества, направленные на их разработку и продвижение, позволили выстроить в России систему технического нормирования на базе технических регламентов, стандартов и оценки соответствия. Новая система перешла на наднациональный уровень, что в немалой степени способствовало решению задачи экономической интеграции стран-участниц Евразийского экономического союза (ЕЭС). Это безусловный и безоговорочный успех, который необходимо закрепить.

Предполагается, что в ближайшие десять лет одной из существенных новинок системы, призванной повысить ее уровень, станет введение специальной процедуры – нотификации или уполномочивания органов, работающих в сфере обязательной сертификации, которая должна производиться исполнительным органом государственной власти, ответственным за выполнение требований конкретного технического регламента. Введение процедуры нотификации предполагается проработать также в странах-участницах ЕЭС.

Так ли хороша новинка?

Надо сразу сказать, что предлагаемое нововведение, скорее всего, не приведет к заметному укреплению созданной системы, т.к. не является универсальным и применимо, главным образом, к условно простой продукции (например, молоку), для которой может быть установлено соответствие требованиям одного технического регламента, одного-двух стандартов.

Однако этот подход совершенно не пригоден для установления требований, предъявляемых к безопасности сложной продукции, например, техническим устройствам, применяемым на опасных производственных объектах. В качестве примера назовем очистные и проходческие комбайны для угольных шахт, турбины тепловых, гидро- и атомных электростанций, авиационных двигателей, шахтные головные светильники etc. Обязательные требования, предъявляемые к устройствам такого класса, разработаны и сформулированы в различных ведомственных нормативных документах, таких как федеральные нормы и правила (ФНП), санитарные нормы и правила (СНиП), своды правил (СП), руководящие документы (РД), которые, по мнению многих экспертов, находятся в противоречии с действующими техническими регламентами. При этом полнота и уровень требований, которые сформулированы в отраслевых нормативных документах несоизмеримо выше, чем в разрозненных узконаправленных технических регламентах, не учитывающих ни полноту рисков, ни особенности применения технических устройств в отраслях.

Ситуация с разрозненными регламентами находит свое зеркальное отражение в появлении изолированных друг от друга не имеющих единой методической основы органов по сертификации, аккредитованных на право оценки соответствия продукции требованиям конкретного технического регламента. В итоге сложилась парадоксальная ситуация, во многом вынужденная, что связано, на мой взгляд, с отсутствием в стране отраслевых институтов по безопасности в промышленности. Наработки Ростехнадзора в виде ФНП, который исторически курировал вопросы отраслевой безопасности, а также наработки других ведомств при оценке соответствия во внимание не принимаются. В то же время все полномочия по установлению в технических регламентах обязательных требований безопасности переданы Росстандарту – структуре, необходимо признать, с великолепно поставленной работой по направлениям деятельности, установленным административными регламентами, но не имеющей должного научного и практического опыта в сфере безопасности.

Более того, эта парадоксальная ситуация закреплена законодательно. В пользу федерального закона № 184-ФЗ «О техническом регулировании» скорректирован федеральный закон № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», фактически разрешающий производителю доступ на опасные производственные объекты, если он получил подтверждение соответствия технического устройства требованиям технических регламентов. При этом не оговаривается, сколько и каких подтверждений и оценок следует считать достаточным для допуска устройства на опасный объект и совершенно не учитывается главное – взаимная увязка разнонаправленных требований по электромагнитной совместимости, взрывозащищенности, функциональной безопасности, мет-рологии, а также другим факторам и рискам. Не сформировалось представление о безальтернативности выработки итоговых характеристик сложных технических устройств в едином центре оценки соответствия на основании комплексного анализа и оптимизации взаимоисключающих требований. Примером такого центра в советский период нашей истории был МакНИИ – государственный Макеевский ордена Октябрьской революции научно-исследовательский институт по безопасности работ в горной промышленности.

Дорожить суверенитетом

В сложившейся на сегодняшний день системе оценки соответствия комплексный подход не реализован. Вместо оптимизации характеристик, обеспечивающих безопасность и работоспособность продукции, принят принцип механического суммирования случайных оценок с неопределенным итоговым результатом, поскольку они получены производителем в разрозненных и изолированных друг от друга органах по сертификации. При этом промышленность ЕЭС постоянно пополняется недостоверно оцененной опасной продукцией. Фактически возникла циничная дилемма: рынок или безопасность. И надо признать, пока побеждает рынок. Мы постоянно заявляем, что решения, принятые у нас в сфере технического регулирования, соответствуют международным подходам и стандартам ИСО, требованиям ВТО по техническим барьерам в торговле, что так принято во всем мире, что «там» не ошибаются и т.п. Ошибаются и еще как. В Европе осуществлен переход от некогда действовавшей концепции Старого подхода, построенной на принципах скрупулезного учета и детализации требований безопасности, к либеральной концепции Нового подхода, основанной на формулировках самых общих требований, изложенных в директивах (аналог наших технических регламентов) и отдающей решение конкретных вопросов безопасности на откуп производителю с неизвестным уровнем компетентности. Данная трансформация представляет собой либо серьезное заблуждение Европы, либо сговор ведущих мировых производителей. Последние, вероятно, добиваясь упрощения процедуры выхода на рынки своей продукции, лоббировали появление нового законодательства и неосознанно или сознательно принесли в жертву безопасность миллионов граждан. Предлагаемая нотификация органов, привязанных к конкретному техническому регламенту, позаимствована у европейских коллег, соответствует концепции Нового подхода и, скорее всего, не сможет стать эффективным инструментом повышения безопасности, поскольку никак не нацелена на решение вопросов оптимизации взаимоисключающих требований и учета отраслевой специфики сложных технических устройств. Обращение к нотификации – мера вынужденная, ведь необходимо как-то повышать достоверность результатов испытаний, добиваться выполнения требований технических регламентов.

Однако стоит ли великой державе, провозглашающей задачу создания свободного экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, следовать чужим ошибкам, терять свое лицо и суверенитет? России необходимо попытаться вырваться из этого порочного круга, одновременно предложив миру альтернативные способы регулирования в сфере безопасности продукции, для чего, на мой взгляд, следует попробовать:
- определить критерии разделения продукции, условно говоря, на продукцию простую, для которой требуется установление соответствия одному-двум техническим регламентам и стандартам, и сложные технические устройства, применяемые на опасных производственных объектах, для которых необходимо установить соответствие не техническим регламентам или конкретным стандартам, а комплексным показателям качества. Для начала можно воспользоваться показателями, приведенными в национальных ведомственных документах, а в дальнейшем подумать о разработке федерального закона о качестве, с которым выходить на обсуждение на наднациональный уровень. Это, помимо всего прочего, повысит значимость ФНП и ведомственных нормативных документов, которые сегодня существуют как бы сами по себе и не увязаны ни с техническими регламентами, ни со стандартами, не применяются при оценке соответствия;
- приступить к созданию и поэтапному строительству единых центров оценки соответствия сложных технических устройств на базе отраслевых институтов по безопасности, на которые возложить ответственность перед государством за обеспечение безопасности в отраслях, сертификацию продукции и выдачу взвешенных и ответственных рекомендаций регулятору. Появится надежда, что деятельность сети отраслевых НИИ приведет к возрождению живой среды для профессионального роста научных кадров, работников министерств и ведомств, государственных компаний, отраслевых промышленных предприятий, производителей продукции, органов надзора всех уровней, что, в конечном итоге, будет способствовать обеспечению высокого уровня безопасности работ в отраслях. Это дорогостоящий, но единственно возможный выбор, обеспечивающий получение достоверных оценок не только безопасности продукции, но и технологических процессов, а также так называемых наилучших достигнутых технологий (НДТ). Разработка, выбор и оценка НДТ в этом случае возможны без создания специальных технических рабочих групп, что мы также пытаемся скопировать у европейцев. Вероятно, можно приступить к созданию отраслевых институтов по безопасности работ в одной или двух отраслях, например, в нефтегазовом комплексе или в угольной промышленности, получить результаты, оценить их и рассмотреть возможность дальнейшего тиражирования. К работе по сертификации сложных технических устройств могут привлекаться и упоминавшиеся нотифицированные органы. Однако в идеале они должны быть вовлечены в процесс оценки соответствия только при научно-техническом и методическом сопровождении со стороны отраслевых институтов по безопасности. Попутно появляется возможность совместно с партнерами по ЕЭС обсудить вопрос целесообразности создания наднациональных отраслевых институтов по безопасности работ в промышленности.

Ответственность возрастает

В России и в странах-участницах ЕЭС рано или поздно наступит осознание ошибочности сложившейся сегодня системы решения вопросов безопасности и оценки соответствия сложных технических устройств на основе разрозненных технических регламентов, нотифицированных органов по сертификации, всевозможных справочников, выпускаемых техническими группами, не обремененными какой-либо ответственностью, и других подобных малоэффективных способов обеспечения безопасности. Но бесценное время будет потеряно, продолжится процесс наполнения евразийского экономического пространства опасной продукцией. Необходимо предотвратить эти проблемы и, тем самым, поддержать положительную динамику развития ЕЭС. А с учетом ожидаемого присоединения к ЕЭС Китая, Индии, Пакистана, Ирана, СНГ, а, возможно, и ЕС в рамках Большого евразийского экономического парт-нерства степень ответственности за выработку грамотных решений в сфере обеспечения безопасности продукции, находящейся в обращении на этом глобальном рынке, только возрастает.

Информационно-аналитическое издание jjjj№137 2016



БЕЗОПАСНОСТЬ

  Владимир НЕЙМАН, заместитель генерального директора ООО «ДИАМЕХ 2000» по качеству и сертификации, к.т.н.
О ПЕРСПЕКТИВАХ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ЕЭС

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta