Яндекс.Метрика
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
СЛУЖИТЬ РОССИИ – СЛУЖИТЬ ЗАКОНУ
  Владимир КОЛОКОЛЬЦЕВ, министр МВД России
КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
СТАНКОСТРОЕНИЕ: ГЛОБАЛЬНАЯ ПЕРЕЗАГРУЗКА
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
ДРАЙВЕРЫ РАЗВИТИЯ ОТРАСЛИ
  ГОСЗАКАЗ 2016
  Андрей САДОФЬЕВ, директор Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ – ЗА честные закупки»
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ
  Юрий ЗАФЕСОВ, директор Департамента закупочной деятельности ПАО «Россети»
«РОССЕТИ» ПОВЫШАЮТ ПЛАНКУ ОТКРЫТОСТИ И ПРОЗРАЧНОСТИ ЗАКУПОК
  Александр БРЕЧАЛОВ, секретарь Общественной палаты РФ, Сопредседатель центрального штаба Общероссийского народного фронта
ИДЕАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ
  Антон ГЕТТА, руководитель проекта ОНФ «ЗА честные закупки»
НОРМИРОВАНИЕ – ВОПРОС СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ
  ОТКРЫТОСТЬ, ПРОЗРАЧНОСТЬ, ЭФФЕКТИВНОСТЬ –
главные принципы закупочной деятельности Государственной компании «Российские автомобильные дороги» («Автодор»)
  Игорь АРТЕМЬЕВ, руководитель Федеральной антимонопольной службы
ГОСЗАКУПКИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КОНКУРЕНТНЫМИ
  Владимир ГУТЕНЕВ, первый зампред Комитета Госдумы РФ по промышленности, первый вице-президент СоюзМаш России, д.т.н., проф.
НАШ ОТВЕТ НА МНОГОВЕКТОРНЫЕ УГРОЗЫ
  Татьяна ГОЛИКОВА, председатель Счетной палаты РФ
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ РАСХОДОВ ТРЕБУЕТ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ
  Геннадий ДЁГТЕВ, руководитель Департамента города Москвы по конкурентной политике
ДИСКУССИЯ О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СТАНДАРТЕ развернется на форуме «Госзаказ – За честные закупки»
  Максим РЕШЕТНИКОВ, министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Москвы
МОСКВА ЛИДИРУЕТ
  ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ
  СЫР ИЗ МАСЛОВКИ: ФРАНЦУЗСКАЯ МАРКА КАЧЕСТВА
  ПРОДУКТ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ
  ТЕХНОЛОГИИ
  ИТОГИ И НОВЫЕ РУБЕЖИ
  БИОТЕХНОЛОГИИ – ИМПУЛЬС РОСТА ЭКОНОМИКИ
  ПРОЙДЕТ ЮБИЛЕЙНЫЙ ФОРУМ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ
  РОССИЙСКАЯ НЕДЕЛЯ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ
  КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ 2016
  ТЭК РОССИИ В НОВОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ
  ОБЩЕСТВО
  ОЧЕНЬ РУССКИЙ ГОРОД КОЛОМНА

















Об отечественной электронике, или о пекущих пироги сапожниках

Борис МАЛАШЕВИЧ, советник президента ГК «Синэрджента»

На сайте Минпромторга России опубликован приказ № 662 от 31 апреля 2015 г. «Об утверждении отраслевого плана мероприятий по импортозамещению в радиоэлектронной промышленности РФ». Ознакомление с планом мероприятий обескураживает своей несостоятельностью.

К такому выводу я пришёл на основе личного опыта формирования и координации реализации шести пятилетних отраслевых Комплексно-целевых программ (КЦП) развития микропроцессоров и компьютеров в Министерстве электронной промышленности СССР. Задачи Плана Минпромторга и советских КЦП идентичны, поэтому вполне оправданным представляется сравнительный анализ документов.

Тот факт, что в дореформенный период отечественная микроэлект-роника уверенно входила в тройку мировых лидеров свидетельствует, в частности, о высокой эффективности системы планирования разработок. А сегодняшняя плачевная ситуация в отрасли отражает обратное.

Возникает вопрос о причинах низкого качества Плана. Ведь он не мог быть утверждён без согласования в рабочем порядке в органах Правительства, Совета безопасности или аппарата Президента. И всех удовлетворил. Значит, он типичен в России, а причина его низкого качества носит общесистемный характер? Чтобы убедиться, я рассмотрел и Федеральную целевую программу «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы. Вывод подтвердился.

Импортозамещение или
импортоисключение?


Рассмотрим основные недостатки этих документов, сравнивая их с КЦП. Важной частью КЦП была пояснительная записка. В ней проводился анализ и прогноз состояния вида продукции в стране и за рубежом, перспективные требования потребителей, стоящие перед отраслью задачи… На его основе строилось дерево целей КЦП, разрабатывалась научно-техническая концепция и комплекс мероприятий по её реализации. Формировались функционально-параметрические ряды унифицированных изделий ... Далее следовал перечень конкретных разработок по созданию конкретных изделий с указанием их названий, параметров, исполнителей, заказчиков, сроков и стоимости разработок и других исходных данных, необходимых для достижения целей.

Что же в Плане? Пояснительной записки нет. Значит, нет ничего вышесказанного. А кроме того в ней необходимо было определить, что же из множества продукции радиоэлектроники подлежит импортозамещению, где оно принципиально важно и первостепенно, где можно подождать, а где им вообще не нужно заниматься.

Следовало бы проанализировать и само понятие «импортозамещение» применительно к радиоэлектронике. Прямое импортозамещение применимо, в основном, для конечного продукта, поступающего потребителю. Но во многих случаях оно практически неприменимо для покупных комплектующих изделий, используемых при производстве других более сложных изделий, т.к. требует наличия отечественного взаимозаменяемого аналога. Что при отсутствии межфирменной унификации многих видов импортируемых покупных комплектующих изделий в основном невозможно.

Поэтому понятие «импортозамещение» применительно к данным изделиям в серийно выпускаемой продукции в большинстве случаев бессмысленно. Нужно либо смириться с использованием в какой-то аппаратуре импортируемых покупных комплектующих изделий, либо заново создавать эти изделия в стране, либо перепроектировать аппаратуру на основе отечественных изделий. Значит, нужно определить, что из производимой радиоэлектроники можно оставить в покое, а что перепроектировать.

Для перепроектируемой и вновь создаваемой аппаратуры понятие «импортозамещение» заменяется на «импортоисключение». А для его реализации необходима Комплексно-целевая программа по созданию оптимальной современной номенклатуры унифицированных покупных комплектующих изделий на основе функционально-параметрических рядов. На мой взгляд, это и должно быть главной задачей Плана, и именно этого в нем нет.

Отсутствие комплексности

План выполнен в виде таблицы, содержащей 8 граф. Информация об исполнителе, объёме и источниках финансирования, технических характеристиках, этапах разработки и т.п. формой не предусмотрена.

План включает 534 работы, разбросанные в 30 группировках. Группировки разномасштабны, а некоторые непонятны, например «Базовые станции» или «Информация уточняется». В графе «Максимальная плановая доля импорта к 2020 г.» два типовых ответа: «Нет данных» (18 поз.) и «Информация уточняется экспертным органом» (226 поз.), т.е. по 244 позициям Плана (45,7 %) цель фактически не поставлена!

Многие работы не конкретны: лазеры (402), матрицы (403), усилители мощности (502), аттенюаторы (504), переключатели (505) и т.п. Присутствуют работы по созданию изделий, не требующих импортозамещения, например, для видеодомофонов (поз. 86-88).

Есть в Плане работы, противоречащие его задаче. Так в поз. 110, 113, 116, 118, 122, 124, 126-128 предусмотрено создание коммуникационного оборудования «на базе иностранной ЭКБ», т.е. импорт.

В отличие от Плана ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы – документ существенно серьёзнее и по форме, и по содержанию. Наверное, потому, что создан был на 6–7 лет ранее. Но и в ФЦП есть ряд принципиальных недостатков системного характера:
• Нет классификации электронной компонентной базы и радиоэлектроники, соответственно нет и комплексности в планировании их развития.
• Отсутствует анализ и прогноз развития электронной компонентной базы и радиоэлектроники в стране и за рубежом. Соответственно не определён планируемый их технический уровень.
• Не определено, какие изделия электронной компонентной базы и радиоэлектроники обязательно должны выпускаться отечественной промышленностью, выпуск каких можно допускать на зарубежных фабриках по российским проектам, а какие в планируемые ФЦП сроки следует импортировать.
• Не сформированы современные функционально-параметрические ряды унифицированных изделий, требования к их составу и характеристикам.

И План, и ФЦП отличаются фрагментарным характером, в них отсутствует комплексный подход к решению проблемы в целом.

Системные проблемы

Остановлюсь на трёх из множества системных проблем, на мой взгляд, важнейших:
• техническая некомпетентность менеджмента,
• неумеренная коммерциализация,
• деградация системы управления.

Естественно, эти причины действуют далеко не повсеместно, но, к сожалению, достаточно широко, чтобы серьёзно тормозить развитие промышленности.

Под технической некомпетентностью менеджмента я понимаю массовое движение экономистов, юристов, социологов и представителей прочих неподходящих профессий (часто называемых «эффективными менеджерами») на руководящие должности в научных и промышленных предприятиях, в отраслевых органах. Не владея тонкостями «know haw» («знаю как») руководимых производств, «эффективные менеджеры» управление технологическими процессами подменяют управлением денежными потоками, часто становясь «эффективными разрушителями». Беда в том, что они искренне считают, что овладев специальными терминами и поверхностными представлениями об отрасли, они могут эффективно управлять сложными научно-производственными комплексами. В 1960-х гг. подобной болезнью переболели США. Но они быстро поняли очевидное: обучить менеджменту технических специалистов относительно легко, а «эффективных менеджеров» обучить технике практически невозможно.

Под неумеренной коммерциализацией промышленного производства и отраслевой науки я понимаю требования быстрой и максимальной доходности в любой деятельности при определённом пренебрежении к качеству выполнения работ. Например, при проведении конкурсов на разработки часто выбирается не лучший проект, а самый дешёвый. Разрушительны и, так называемые, «оптимизации», практически сводящиеся к бездумной минимизации затрат и повышению производительности труда персонала, зачастую, с ликвидацией технологически необходимых этапов работ.

Под деградацией системы управления отраслевой наукой и промыш-ленностью я понимаю уничтожение или искажение в ходе реформ ряда этапов формирования и обеспечения реализации программ развития и соответствующих им аналитически-координационных структур.

Разные судьбы

Проиллюстрирую на хорошо мне известных примерах крупнейших отечественных предприятий микроэлектроники, зеленоградских Микрона и Ангстрема. Благодаря технически грамотному управлению, они не только выжили в лихие 1990-е гг., но и развили свои производства, успешно конкурировали в своих секторах мирового рынка.

Микроном в течение всего российского периода руководили, при очевидной поддержке собственника, специалисты, выросшие на предприятии, знающие и его специфику, и специфику его рынка. В результате Микрон поступательно развивается.

А Ангстрему «с барином не повезло». Его собственники (сначала один, потом другой), желая поставить своих людей, вынудили высокопрофессионального руководителя уйти с предприятия. Однако преемник с задачей не справился. Начались смены руководителей, как правило, из «эффективных менеджеров». За 9,5 года сменилось 10 руководителей, каждый со своей командой, средний «срок жизни» руководителя 11,4 месяца. И каждый начинал с революционных реформ, неадекватность которых приводила к новым назначениям. Результат очевиден – Ангстрем в долгах. А ведь это основной в стране производитель так ныне востребованной специальной микроэлектроники!

В целом в радиоэлектронике (и не только) ситуация аналогична – где руководят специалисты ситуация лучше, где «эффективные менеджеры» – катастрофична. Радиоэлектроника все же развивается, но не благодаря существующей в стране системе управления, а вопреки ей. Благодаря труду ещё оставшихся в Минпромторге и предприятиях отрасли опытных специалистов-электронщиков.

Аналитика и координация

Поделюсь хорошо мне известным положительным опытом прошлых лет в части развития микроэлектроники.

Для формирования и обеспечения реализации КЦП и годовых планов в Министерстве электронной промышленности СССР существовала небольшая инфраструктура:
• Главное научно-техническое управление, определяющее и обеспечивающее реализацию технической политики в отрасли по всем её направлениям.
• Головные предприятия по видам продукции. В микроэлектронике это зеленоградский НИИ Научный центр (НИИНЦ).
• Главные конструкторы направлений и Советы Главных конструкторов видов продукции в направлениях.

В части микроэлектроники эта инфраструктура требовала 10÷15 человек в НИИНЦ и 3÷5 человек в ГНТУ. Всего до 20 высококвалифицированных специалистов и небольшое количество помощников, фактически выполнявших роль аналитически-координационного центра, который, привлекая интеллект предприятий отрасли и институт Главных конструкторов, эффективно управлял созданием новой техники.

В ходе реформ эти аналитически-координационные центры были ликвидированы – их содержание сочли «излишними издержками» и «неэффективными расходами». В результате, сэкономив копейки, разрушили систему. На аналитике и координации экономить нельзя.

Сейчас напрямую повторять кратко описанную инфраструктуру невозможно – условия иные. Но построить нечто подобное, современное жизненно необходимо.

В России есть один всем известный пример, подтверждающий справедливость сказанного. Пока Министром обороны был выпускник «института советской торговли», «человек с опытом работы в сфере экономики и финансов», состояние Вооружённых сил страны вызывало сострадание. Но как только во главе был поставлен системно мыслящий профессионал, положение очевидно улучшилось.

Хотелось бы, чтобы нечто подобное произошло и с промышленностью, которая достойна отдельного министерства – команды системно мыслящих профессионалов во главе со своим «Шойгу».

Информационно-аналитическое издание jjjj№136 2016



ЭКОНОМИКА И БИЗНЕС

  Валерий ЯЗЕВ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии
РОССИЯ НАХОДИТСЯ ПЕРЕД ИСТОРИЧЕСКИМ ВЫБОРОМ
  Геннадий ШМАЛЬ, президент Союза нефтепромышленников России
МЫ БЫЛИ, ЕСТЬ И ОСТАЕМСЯ ВЕДУЩЕЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ДРЖАВОЙ
  Борис МАЛАШЕВИЧ, советник президента ГК «Синэрджента»
ОБ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭЛЕКТРОНИКЕ,
или о пекущих пироги сапожниках

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta