ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
МЫ ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ ЛЮБОЙ ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ И ПОБЕДИТЬ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
ДОСТУПНАЯ СРЕДА ТАМ, ГДЕ НЕТ АДМИНИСТРАТИВНЫХ И ТЕХНИЧЕСКИХ БАРЬЕРОВ
  ЗДРАВООХРАНЕНИЕ-2014
  МАСШТАБНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СМОТР
  Николай МАКАРОВЕЦ, генеральный директор ОАО «НПО «СПЛАВ», Герой России, доктор технических наук, профессор
Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ имени М.В.Ломоносова, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН
НОВОЕ СЛОВО В МЕДИЦИНСКОЙ ТЕХНИКЕ: КООПЕРАЦИЯ НАУКИ И РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ
  Вероника СКВОРЦОВА, министр здравоохранения РФ
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ
  РОСПРОМЭКО-2014
  Сергей ДОНСКОЙ, министр природных ресурсов и экологии РФ
НОВЫЙ ИНСТРУМЕНТ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
  Александр НОВАК, министр энергетики РФ
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ ТЭК
  Андрей ЕПИШОВ, генеральный директор Роcсийского промышленно-экологического форума «РосПромЭко»
РОСПРОМЭКО – ВКЛАД В ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ
  Николай ЧУРКИН, президент Российского промышленно-экологического форума «РосПромЭко»
ПЕРЕХОД НА ПУТЬ «ЗЕЛЕНОЙ ЭКОНОМИКИ»
  Сергей ИЛЬИН, директор Муниципального унитарного предприятия г. Череповца «Водоканал»
МУП «ВОДОКАНАЛ» НА СТРАЖЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ
  БЕЗОПАСНОСТЬ
  Владимир ГУТЕНЕВ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по промышленности, первый вице-президент СоюзМаш России
РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ РОССИИ: ЭКСПЕРТЫ ЗАЙМУТСЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫМ ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ОТРАСЛИ
  Борис МАЛАШЕВИЧ, советник президента ГК «Синэрджента»
ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ В СПЕЦИАЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОНИКЕ – ЗАДАЧА НАЦИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ
  «ИНТЕРПОЛИТЕХ-2014»: ОСНОВНЫЕ ИТОГИ И РЕЗУЛЬТАТЫ
  НА СТРАЖЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ 2015
  ТЕХНОЛОГИИ
  БИЗНЕС-МОСТ В УДМУРТИИ
  SFITEX
  МУНИЦИПАЛИТЕТ – КУЗНИЦА КАДРОВ РЕГИОНАЛЬНОГО И ФЕДЕРАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  ЭКОНОМИКА
  ПОЧЕМУ ЗАКЛИНИЛАСЬ МОДЕРНИЗАЦИЯ
  АЛТАЙСКИЙ ФОРМАТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  ОБЩЕСТВО
  КОЛОКОЛЬНЫЕ ЗВОНЫ В КОЛОМЕНСКОМ













«Грехи законодателей»,
или о соответствии Российского законодательства принципу суверенности

Сергей ПЕРШУТКИН, эксперт-аналитик, доктор социологических наук

Когда-то, в начале ХХ века Председатель первой Государственной думы России профессор Московского университета С.А. Муромцев обосновал необходимость социологического подхода к праву и к законодательству. Для того, чтобы появилась возможность выхода за рамки правоведения к инструментам социологии, психологии, политэкономии с целью объемного и точного представления специ-фики социально-правовой реальности.

Прошло свыше ста с лишним лет, но задача построения социологического подхода к праву сохраняет свою свежесть, привлекательность и злободневность, о чем мне приходилось уже писать в авторских учебниках по юридической социологии и в СМИ, защищать эту точку зрения на секциях всероссийских конференций по теме мониторинга права, проходивших в 2007–2009 гг.

Необходимость опять вернуться к обозначенной теме просматривается в связи с активизацией роли научного совета по правотворчеству при Председателе нижней палаты российского парламента, а также с возрастанием массовости дискуссии относительно соответствия российского законодательства принципу суверенности.

Все обозначенное важно. Но приходится иметь в виду также ряд теоретических причин, в числе которых: усложнение механизма социальной регуляции в современном обществе (с возрастающей ролью экспертных оценок и общественного мнения); сохранение высокой значимости права как фактора стабильности и новаций (хотя воздействие среднего типового закона на окружающую реальность в пределах 50–80% от планируемого эффекта); отработка и накопление в социологической науке эффективных технологий работы с информацией, методик работы с текстами, что может и должно бы использоваться в экспертном обеспечении законотворческой деятельности.

В этих условиях анализ и оценка развития законодательства остаются непростыми задачами, поскольку на поверхности лишь часть законодательного айсберга, представляющего примерно 5 тыс федеральных законов, принятых за последние 20 лет работы парламента Российской Федерации.

С позиций социологического анализа видны противоречивые тенденции. С одной стороны, высокая интенсивность деятельности Государственной думы и рост числа обсуждаемых и принимаемых законопроектов. А с другой – неоправданные различия в степени внимания к тем или иным сферам общественной жизни (что способно приводить к образованию правовых лакун), а также повышенное доверие и лояльность в отношении законопроектов, вносимых в Госдуму Правительством РФ.

Разумеется, вызывает уважение законодательная активность нижней палаты российского парламента. При этом возникают и вопросы относительно, например, попыток правового регулирования с федерального уровня таких частных, на мой взгляд, вопросов как, скажем, введение единой школьной формы или организация работы и деятельность муниципального такси, что отвлекало и отвлекает, судя по всему, от действительно назревших правовых проблем. Среди них – отсутствие в стране федерального закона о государственной молодежной политике. На протяжении полутора десятков лет этот закон так и остается не принятым, что крайне резко оценивают 80% опрошенных руководителей представительной и исполнительной власти субъектов Федерации, а также региональными молодежными лидерами и работниками подразделений по делам молодежи исполнительной власти.

Однако профильный Комитет Госдумы по физкультуре, спорту и молодежной политике во главе с И.А. Ананских в силу непонятных причин игнорирует предложения исследователей-экспертов по разблокированию упомянутого правого тупика, не использует возможности экспертных опросов для разработки стратегии и тактики правового обеспечения социализации молодежи.

Еще один повод для беспокойства касается принятого в пожарном порядке в 2013 г. федерального закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в силу чего внимание общественности и государства было переключено с плачевного положения в нашей стране отраслевой и прикладной науки, с отсутствия полноценной научно-технической политики на академическую науку, на критерии ее оценки. Вместе с тем, напомню, что в советский период примерно 80% всего научно-технического комплекса страны составляли НИИ и КБ, руководимые профильными министерствами.

Как тут удержаться от невольного вывода о фактах гипноза законодателей под влиянием даже плохо проработанных, но вносимых Правительством РФ законопроектов! Несмотря на то, что их доля в структуре законодательных инициатив снизилась за последние семь лет, «проколы» с качеством трудно игнорировать.

Совсем недавний пример – это прошедший уже первое чтение в Госдуме законопроект о ТОРах (территориях опережающего развития на Дальнем Востоке). Казалось бы, после отторжения предложенной версии законопроекта активной частью дальневосточников и, что особенно важно, после жесткой реакции экспертного сообщества и Счетной Палаты РФ в апреле 2014 г. на рыхлый, с множеством проколов текст госпрограммы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья на ближайшее десятилетие руководство нижней палаты парламента и депутаты с повышенным вниманием и требовательностью отнесутся к законодательной инициативе Правительства РФ. Однако этого не случилось.

Невольно возникает подозрение, что возможный прогноз общественно-политической напряженности в ДФО при рассмотрении названного законопроекта не обсуждался, а также не оценивалась реакция дальневосточного бизнеса и ассоциаций малых коренных народов, хотя их интересы могут быть ущемленными, если широкая реализация государственной стратегии начнется с нескольких десятков бизнес-проектов, сведенных фактически к организации немногочисленных технопарков, рассчитанных на привлечение иностранной рабочей силы.

Об этих малоприятных обстоятельствах приходится говорить, поскольку просматриваются пробелы и проколы в законотворчестве на федеральном уровне. Невольно вспоминается жесткий приговор крупнейшего английского социолога Герберта Спенсера нескольким поколениям британских законодателей за грехи и ошибки, когда из 18 тыс законодательных актов, принятых в течение ряда столетий, четыре пятых (т.е. 15 тыс) оказались неадекватными и даже ошибочными для своего времени и для конкретной социально-правовой ситуации.

В отличие от Спенсера не рискнул бы так смело заявлять о грехах российских законодателей, поскольку речь идет о сложнейших и многофакторных процессах, а современная роль социолога все таки видится не в вынесении приговора, а в диагностике и в рекомендациях относительно лечения той или иной болезни общества.

Что же касаются принципиальных проблем, то, судя по всему, пришло время говорить не только о модернизации правовой системы, но о ревизии и социально-политическом аудите всего массива законодательства, разработанного в 90-е гг. прошлого века, когда разрушался российский суверенитет – экономический, политический, культурный.

Сегодня в условиях экономической и информационной войны против России идея суверенитета – это знамя одноименного общественного движения, под которым в 260 городах и малых населенных пунктах почти всех субъектов Федерации объединились свыше 170 тыс активных личностей.

Принципиальная позиция и законодательные предложения Национального общественного движения «За суверенитет», на мой взгляд, должны бы максимально полно учитываться руководством Госдумы РФ в связи с необходимыми поправками к действующей Конституции 1993 г., принятой в непростое время и, по сути своей, переходной.

Вероятно, в текст Конституции необходимо включение такой основополагающей категории как «общенациональный» («общегосударственный») интерес, что могло бы раскрываться с помощью специальных норм, в том числе, включающих содействие общественному производству на основе протекционизма и защиты внутреннего рынка от экспансии транснациональных компаний.

Таким образом, в центр внимания законодателей выдвигаются политические ориентиры законо-творчества: диалектика политики и права; необходимость учета изменившейся парадигмы развития российского общества в условиях экономической и психологической войны против нашей страны.

С социологической точки зрения просматриваются обширные законотворческие задачи, которые вряд ли реализуемы без полноценной научно-экспертной поддержки. Если тот или иной закон сравним с кораблем, курс и судьба которого во многом зависят от лоций, то трудно переоценить в этом качестве роль правовых и социологических разработок. Повышению их востребованности, вероятно, будет способствовать активизация уже упомянутого Научного Совета по правотворчеству, перечень задач которого широк. Для их полноценной реализации требуется, судя по всему, не только приглашение представителей социологической науки к сотрудничеству с Государственной думой, но прежде всего развитие в нашей стране юридической социологии и государствоведения, воссоздание в структуре академических институтов юридического и социологического профилей специальных лабораторий для проведения эмпирических исследований и более широкого использования на всех этапах законотворческого процесса социологической информации (за счет контент-анализа текстов и компьютерной обработки итогов экспертных опросов).

Все перечисленное могло бы стать реальным, если бы руководители обеих палат Федерального Собрания нашли возможность для регулярного взаимодействия с социологами, что в итоге могло бы повысить эффективность законотворчества, уменьшив поводы для обсуждения так называемых «грехов».

Информационно-аналитическое издание jjjj№132 2014



ГОСУДАРСТВО

  Сергей ПЕРШУТКИН, эксперт-аналитик, доктор социологических наук
«ГРЕХИ ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ», ИЛИ О СООТВЕТСТВИИ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПРИНЦИПУ СУВЕРЕННОСТИ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta