ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
ОТКРЫТЫЙ, РАВНОПРАВНЫЙ ДИАЛОГ – ЭТО САМОЕ ГЛАВНОЕ
  Дмитрий РОГОЗИН, заместитель Председателя Правительства РФ
СТРАНА ПЕРЕЖИВАЕТ ВАЖНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
НАРАЩИВАТЬ ПРИСУТСТВИЕ РОССИИ НА РЫНКАХ АТР
  РФ–КНР: СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
  КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ 2014
  Анатолий ЕДРЁНКИН, исполнительный директор ООО «МКВ»
ГЛОБАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ С МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАТУСОМ
  Андрей НОВИКОВ, руководитель АТЦ СНГ, генерал-полковник полиции
КИБЕРБЕЗОПАСНОСТЬ ПРОТИВ КИБЕРТЕРРОРИЗМА
  Владимир ПУЧКОВ, министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий
ВЕКТОР БЕЗОПАСНОСТИ – СТАБИЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВА
  Андрей КАЛИНИН, начальник ФБУ «Авиалесоохрана»
ВОЗДУШНАЯ СТРАЖА РОССИЙСКИХ ЛЕСОВ ОТ ПОЖАРОВ
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
ВЛАСТИ ГОТОВЫ К ЛЮБОМУ РАЗВИТИЮ СОБЫТИЙ НА СЛУЧАЙ ПРОДОЛЖЕНИЯ ПОЛИТИКИ САНКЦИЙ
  ТЕХНОГЕННЫЕ КАТАСТРОФЫ: ПРЕДУПРЕДИТЬ И ЛИКВИДИРОВАТЬ
  Олег ОСТАПЕНКО, руководитель Роскосмоса
САНКЦИИ – ЭТО ВСЕГДА БУМЕРАНГ
  ОЖИДАЕМОГО КОЛЛАПСА НЕ БУДЕТ
  НАУКА И ПРАКТИКА
  ВИКТОР ЧУЙКО: «НАША ГЛАВНАЯ ОПОРА – ЭТО НАУКА»
  МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ СТРАНЫ НА HANNOVER MESSE 2014
  ТЕХНОЛОГИИ
  ТРЕНДЫ РОССИЙСКОГО НАВИГАЦИОННОГО РЫНКА
  ЗА ЧЕСТНЫЕ ЗАКУПКИ
  ТЭК РОССИИ В XXI ВЕКЕ: СТРАТЕГИЯ, ОРИЕНТИРЫ, ПРОГНОЗ
  ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ
  СТРАНА
  Михаил ДЕЛЯГИН, экономист, директор Института проблем глобализации
БУДЕТ ЛИ ПЕРЕХОД ОТ ЛИБЕРАЛИЗМА К ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ
  ОБЩЕСТВО
  Сергей СУШИНСКИЙ, член Координационного совета при Минздраве России и Экспертного совета при ФАС России
КАК РАЗВИВАТЬ ЭКОНОМИКУ РЕГИОНОВ РОССИИ, ВЫПОЛНЯЯ СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  ТАМ, ГДЕ СОГРЕВАЮТСЯ СЕРДЦА











Технологическая независимость как основа безопасности страны

Юлия ШАТИЛОВА,
экономист-аналитик, Москва

Санкции против России, о которых так много говорили и писали, уже вступили в силу. Охлаждение в международных отношениях бесспорно. Уже приняты решения о замораживании сотрудничества по ряду совместных с западными партнерами проектов. Но ни правительство, ни президент не призывают затянуть пояса потуже, сплотиться и вместе пережить эти непростые времена. Значит ли это, что жить простой гражданин будет не хуже, чем прежде, а возможно, и лучше?

Грянул гром

Следует признать, что порыв к созданию и развитию собственных технологий напрямую связан со сложившейся международной обстановкой. Вполне возможна (и даже прогнозируема) такая ситуация, при которой геополитические интересы наших соседей возобладают над экономическими и Россия окажется в технологической блокаде, причем речь будет идти не только о космических, навигационных или банковских продуктах, а о гораздо более широком спектре технологий, востребованных в повседневности. Выход только один – необходимо форсировать разработку собственной технологической базы.
Работа над отдельными перспективными проектами в РФ велась, конечно же, всегда, но искренней заинтересованности государства в окончательной реализации не наблюдалось – не хватало ресурсов, бюджетных средств, «утекали» лучшие мозги, чиновничий аппарат как мог замедлял и без того долгий путь согласований. Как выяснилось, все эти проблемы, прежде казавшиеся неустранимыми, можно быстро и эффективно решить, достаточно иметь для этого лишь политическую волю, и тогда даже огромный бюрократический аппарат готов двигаться чрезвычайно быстро и в нужном направлении. Оказалось, государство способно оперативно принимать самые сложные решения в условиях мощного внешнего вызова. Несомненно, на небольшом временном промежутке мобилизационная экономика весьма эффективна, но лишь на небольшом… И возможно, энергию, направленную на экстренное «латание дыр» в технологическом отставании, лучше было бы направить на создание системы, позволяющей вести не менее оперативную, но более плановую работу в наукоемких отраслях. А начать можно, например, со сбора информации о недооцененных в отечестве разработок.

Что в резерве?

История с запретом, разрешением и последующим ограничением поставок в США ракетных двигателей РД-180 и НК-33 развивалась стремительно. 30 апреля федеральный суд запретил United Launch Alliance закупку этих двигателей, решение было принято по иску производителя космических ракет SpaceX, и явно лоббировало его интересы. Тем же судом, то же решение было отменено уже 8 мая, правда, для этого потребовалось предоставление дополнительной документации от нескольких министерств. Документы подтверждали, что поставки двигателей не нарушают решение Барака Обамы о санкциях против заместителя правительства РФ. В процессе подготовки доказательной базы была обнаружена еще одна интересная деталь – в настоящее время SpaceX не может производить аналогичные ракетные двигатели. Конечно, компания и готова, и хочет развивать это направление, но на разработку нового производственного цикла необходимо время и не только оно. Через две недели после первого решения федерального суда США Д.О. Рогозин заявил, что Россия будет поставлять двигатели самарского предприятия НПО «Энергомаш» только для аппаратов невоенного назначения.
Вся эта история является убедительным доказательством того, что в России на сегодняшний день существует, как минимум, одна уникальная технология, не имеющая полноценных аналогов. Совершенно очевидно, что это не единственное достижение отечественной практической науки и высокотехнологичного производства. Широкую известность НПО «Энергомаш» пробрело благодаря информационному взрыву в СМИ, но еще множество разработок отложенных «в стол» на попали в объективы телекамер. Доподлинно известно, что даже в самые сложные времена, исследования в области фундаментальной медицины, а тем более диагностики, не останавливались. К сожалению, большинство плодов этих исследований утекло на запад вместе с недооцененными государством мозгами. Отдельные же разработки остались на родине, но зачастую именно в состоянии разработок, в лучшем случае – опытных образцов. Земля наша богата талантами, и до каждой новой, практически готовой к использованию, технологии у Правительства РФ руки не дотянутся. По крайней мере, придать ускорение реализации большого количества проектов в режиме мобилизации не получится, а значит необходимо разработать механизм, предусматривающий быстрое развитие без личного вмешательства высокой власти.

Отдать в хорошие руки

Здесь снова стоит вернуться к истории с ракетными двигателями, которая подробно была описана выше, и обратить внимание, что немалую роль в сложившейся ситуации сыграла частная компания SpaceX. Привлечением частных компаний к работе в отраслях, традиционно считающихся монополией государства, в Америке, да и в Европе уже никого не удивить. В России же традиционно государственные отрасли естественным образом монополизируются, демонстрируя собственную неэффективность, рост производственных и эксплуатационных издержек, незаинтересованность в развитии. Отсутствие конкуренции приводит к тому, что деятельность компаний идет по «накатанным рельсам» – никаких инноваций, такая структура, по сути, занимается сбором денег с населения или дотаций из бюджета, а иногда, и тем и другим. Но для поддержания их жизнеспособности и этого недостаточно, поэтому государству приходится дополнительно субсидировать монополизированные отрасли из бюджета. Это при том, что они могут быть вполне конкурентоспособными и, напротив, возвращать государству весьма солидный налог. В ряде европейских стран железнодорожное сообщение находится в руках частных компаний. А NASA преимущественно занимается тем, что раздает контракты и осуществляет надзор за деятельностью в области разработок и производства. Отдельные примеры использования частного капитала есть и в России, например, в дорожном строительстве – появляются платные автомобильные трассы, построенные на деньги инвесторов, которые планируют возвращать средства, взимая плату за проезд. Здесь не лишне упомянуть о том, что контроль государства за деятельностью частных компаний, работающих на госконтракте по стратегически важным направлениям, несомненно необходим, но саму процедуру передачи следует упростить.

Свои вместо чужих

«Работает – не трогай» – принцип беспроигрышный, но только в качестве временного решения. Но зачастую в основе принятия решений, негативно отразившихся на отечественной экономике, лежал именно он. Используя иностранные разработки, дающие стабильно успешный результат, государство практически не предпринимало никаких шагов по замене импортных технологий на отечественные, хотя и имеет в своем распоряжении почти готовые к использованию системы – не менее стабильные, более эффективные и низкозатратные. Высокий приоритет импортозамещению в области технологий просто необходим.
Уже на сегодняшний день точность системы ГЛОНАСС почти не отстает от точности GPS. И это при том, что правительство обратило внимание на проект 3-4 года тому назад. Сейчас интерес к развитию собственной системы навигации повышен, и обещания разработчиков соответствуют самым оптимистическим ожиданиям – к 2020 году точность позиционирования планируется довести до 60 см. То есть возможный переход страны с GPS на ГЛОНАСС – уже не фантазия утописта, а почти сложившаяся реальность.
Причем, отечественная навигационная система не только уменьшает стратегическую военную уязвимость России, но может и выступать в качестве конкурентоспособного продукта на европейском рынке. Вопреки всякой логике, западный мир верит в успех наших наукоемких производств, кажется, даже больше соотечественников, включая весьма авторитетных экспертов. Именно по их оценке, разработка оригинального чипа для собственной платежной системы займет около 10 лет, в то время как представители VISA, вероятно, считают иначе – почти сразу после принятия в РФ решения о создании независимой системы платежей, они выступили с заверениями в намерении продолжать сотрудничество, и это не взирая на общую тенденцию к экономическому прессингу России со стороны Запада.

Не торопиться выбрасывать

13 мая 2014 года, отвечая на вопросы журналистов, Дмитрий Рогозин заявил, что РФ планирует использование МКС лишь до 2020 года, а затем Россия направит освободившиеся бюджетные средства на другие проекты, при этом он особо подчеркнул, что в настоящее время США не имеют собственного аппарата для доставки астронавтов к космической станции. И тут снова стоит упомянуть о «частниках» в американской космической отрасли – именно они отвечают за доставку грузов NASA к МКС, причем, сам корабль для этих целей был разработан совсем недавно. В 2017 г. действие контракта на перевозку астронавтов заканчивается, и США не намерены его продлевать, т.к. к этому времени рассчитывают иметь собственный корабль. И если все пойдет по плану, то прыгать на батуте астронавтам не придется.
Вспомним станцию «Мир» «цивилизованно» затопленную 22 марта 2001 г. в Тихом океане. В этот день в районе ее затопления находилось множество американских рыболовецких судов. Фактически участок был поделен на квадраты удачливыми рыболовами. Можно предположить, что в их сети попала отнюдь не рыба, ее в этом месте океана в то время года практически невозможно поймать, а что-то более существенное. То, что Россия выбросила на свалку, не погнушались подобрать наши политические конкуренты.
Что же будет с МКС после того, как РФ уйдет из проекта совместного использования? Каковы бы ни были договоренности, относительно использования станции, можно быть уверенным, что Америка найдет способ обернуть такое решение себе на благо. И история повторится… Чтобы не допустить очередной трагической ошибки, следует помнить, что освоенные территории нельзя отдавать ни врагам, ни друзьям, не зависимо от того, какие это территории – географические, космические или технологические. И еще. Нужно внимательно присмотреться к проекту Е-мобиля.

Инструмент политического воздействия

Совершенно очевидно, что технологическая зависимость увеличивает уязвимость любого государства. И если измерять технологии количественными критериями, то в западном мире их несомненно больше. На закупку технологий РФ вынуждена тратить немалое количество средств, что, естественно, выгодно нашим иностранным партнерам. Но вполне возможна (и даже прогнозируема) такая ситуация, при которой геополитические интересы западных соседей возобладают над экономическими, и Россия окажется в технологической блокаде, высока вероятность, что в нашем случае речь будет идти не о двух видах спутниковых двигателей, а о гораздо более широком спектре продукции, востребованной ежедневно. Стало быть, собственные технологические разработки – это то направление, которое необходимо сверхинтенсивно форсировать.
Ясно и то, что в ближайшее время технологии будут использоваться как инструмент политического давления. Конечно, Россия богата еще и ресурсами. Даже Еврокомиссия подтвердила, что о замораживании «Южного потока» не может идти и речи. Но стоит ли нам «класть все яйца в одну корзину», рассчитывая только на ресурсы? Топливные запасы – скорее, страховка в непростой экономической ситуации. Убедительны доказательства того, что Россия может создавать высокотехнологичные продукты не только для собственного использования, но и для экспорта. И всегда стоит помнить, что экономический изоляционизм не так уж плох, как его марают либералы, по крайней мере, две выгоды очевидны. Первая – развитие собственной науки и производства и, как следствие – рост благосостояния населения, а, стало быть, и снижение уровня протестных настроений. Вторая – политическая независимость, основанная на невозможности запада контролировать глобальные интересы России вследствие отсутствия явных инструментов давления на ее решения.

shatilova.com

Информационно-аналитическое издание jjjj№126 2014



ЭКОНОМИКА

  ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАЗВИТИЕ
  Юлия ШАТИЛОВА, экономист-аналитик, Москва
ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta