ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
ОТКРЫТЫЙ, РАВНОПРАВНЫЙ ДИАЛОГ – ЭТО САМОЕ ГЛАВНОЕ
  Дмитрий РОГОЗИН, заместитель Председателя Правительства РФ
СТРАНА ПЕРЕЖИВАЕТ ВАЖНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
НАРАЩИВАТЬ ПРИСУТСТВИЕ РОССИИ НА РЫНКАХ АТР
  РФ–КНР: СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
  КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ 2014
  Анатолий ЕДРЁНКИН, исполнительный директор ООО «МКВ»
ГЛОБАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ С МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАТУСОМ
  Андрей НОВИКОВ, руководитель АТЦ СНГ, генерал-полковник полиции
КИБЕРБЕЗОПАСНОСТЬ ПРОТИВ КИБЕРТЕРРОРИЗМА
  Владимир ПУЧКОВ, министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий
ВЕКТОР БЕЗОПАСНОСТИ – СТАБИЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВА
  Андрей КАЛИНИН, начальник ФБУ «Авиалесоохрана»
ВОЗДУШНАЯ СТРАЖА РОССИЙСКИХ ЛЕСОВ ОТ ПОЖАРОВ
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
ВЛАСТИ ГОТОВЫ К ЛЮБОМУ РАЗВИТИЮ СОБЫТИЙ НА СЛУЧАЙ ПРОДОЛЖЕНИЯ ПОЛИТИКИ САНКЦИЙ
  ТЕХНОГЕННЫЕ КАТАСТРОФЫ: ПРЕДУПРЕДИТЬ И ЛИКВИДИРОВАТЬ
  Олег ОСТАПЕНКО, руководитель Роскосмоса
САНКЦИИ – ЭТО ВСЕГДА БУМЕРАНГ
  ОЖИДАЕМОГО КОЛЛАПСА НЕ БУДЕТ
  ЭКОНОМИКА
  ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАЗВИТИЕ
  Юлия ШАТИЛОВА, экономист-аналитик, Москва
ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ
  НАУКА И ПРАКТИКА
  ВИКТОР ЧУЙКО: «НАША ГЛАВНАЯ ОПОРА – ЭТО НАУКА»
  МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ СТРАНЫ НА HANNOVER MESSE 2014
  ТЕХНОЛОГИИ
  ТРЕНДЫ РОССИЙСКОГО НАВИГАЦИОННОГО РЫНКА
  ЗА ЧЕСТНЫЕ ЗАКУПКИ
  ТЭК РОССИИ В XXI ВЕКЕ: СТРАТЕГИЯ, ОРИЕНТИРЫ, ПРОГНОЗ
  ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ
  ОБЩЕСТВО
  Сергей СУШИНСКИЙ, член Координационного совета при Минздраве России и Экспертного совета при ФАС России
КАК РАЗВИВАТЬ ЭКОНОМИКУ РЕГИОНОВ РОССИИ, ВЫПОЛНЯЯ СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  ТАМ, ГДЕ СОГРЕВАЮТСЯ СЕРДЦА











Будет ли переход от либерализма к здравому смыслу

Михаил ДЕЛЯГИН, экономист, директор Института проблем глобализации

Социально-экономические проблемы нашей страны нарастают. И дело не в украинском кризисе, не в остающихся ничтожными санкциях и не в холодной войне, объявленной нам Западом. Дело в том, что принципиальный и последовательный отказ от развития даже теоретически ведет к одному-единственному результату – уничтожению. И для отдельного человека, и для целого общества. А либеральная политика, осуществляемая сейчас точно так же, как и в 90-х, и в «нулевых» – это именно отказ от развития. Последовательный и принципиальный.

Экономика приговорена к спаду

Эта перспектива настолько прозрачна, что вызывает тревогу уже и в российском руководстве. Но пока попытки даже робких изменений к лучшему неуклонно отвергаются в фирменном реформаторском стиле.
Так, на успевшем стать знаменитым «ночном совещании» у Путина после феерического выступления Медведева в Госдуме была отвергнута идея смягчения «бюджетного правила», позволявшая направить на развитие экономики более 3 трлн руб. за 3,5 года. О том, насколько необходимо такое смягчение, свидетельствует то, что автором этой идеи выступил либерал Улюкаев – верный соратник Гайдара, ныне возглавляющий многострадальное Мин-экономразвития. Ему и помощнику Путина, лучшему макроэкономисту России Белоусову, противостоял сплоченный фронт правительственных либералов во главе с премьером Медведевым, усиленный «экспертом» Кудриным.
Это совещание поставило крест на многих надеждах. Российское государство сделало принципиальный выбор, отказавшись от развития в пользу продолжения разрушения своей страны и удушения ее в «петле Кудрина». Мы уверенно идем к дестабилизации по тому или иному сценарию, в конечном итоге – к новому Майдану.
Теперь не вызывает сомнения: уже в этом году Россия от затухающего экономического роста перей-дет в нарастающий экономический спад: решение об этом, по сути дела, принято.

Счет идет на месяцы

Конечно, усугубление социально-экономических проблем будет усиливать внимание президента как к этим проблемам, так и к либеральным членам правительства и руководителям Банка России. Но пока он демонстрирует полное доверие к людям, сохранение которых у власти легко превратит их в могильщиков не только всей страны и народа, но и самого Путина.
Возможно, Путин искренне считает, что именно прекрасно умеющие рекламировать себя либералы, а отнюдь не безумный рост цен на нефть, подарили ему десятилетие уверенного экономического роста и сверхдоходов, и просто считает, что история доказала правоту либералов. Поэтому разворот от либерализма к здравому смыслу со всеми неизбежными кадровыми проблемами (ибо строить страну после четверти века национального предательства – занятие тяжкое, и любители «пилить бюджеты» им не соблазнятся) для Путина крайне тяжел и по психологическим, и по организационным причинам. Между тем, времени для такого разворота у него остается все меньше.
Продолжение либеральной политики разграбления и уничтожения страны на 2014–2015 гг. драматически повышает риск срыва в системный кризис: позитивная хозяйственная и психологическая инерция многолетнего роста уже исчерпывается, и в этом году точно сойдет на нет.
Между тем, переход к политике развития в 2015 г. хотя и возможен по принципу «все вдруг», как это было в 1998 г. при Примакове, Маслюкове и Геращенко, требует весьма существенной организационной подготовки. Нужно в корне переработать бюджет, а это, самое меньшее, месяц работы. А после этого нужно еще проработать наиболее значимые вопросы с ведомствами-исполнителями и региональными властями. Это еще минимум месяц. И, наконец, кадровое оздоровление – тоже отнюдь не мгновенное дело: новые руководители должны принять дела, освоиться с аппаратом (и освободить его от неизлечимых либералов), притереться друг к другу – тоже не меньше месяца.
Таким образом, чтобы начать комплексное развитие России в 2015 г., по сугубо техническим причинам надо оздоровить правительство и Банк России до 1 октября этого года, очистив их от либералов, навсегда оставшихся в 90-х гг. и мечтающих вернуть туда Россию. В противном случае в 2015 г. придется менять политику в авральном режиме, перекраивая ее «по живому». А это, как показывает опыт спасения страны от последствий дефолта 1998 г., ведет к потере возможностей, времени и болезненным ошибкам.
У Путина осталось лишь четыре с небольшим месяца.

SOS меры

Оговорюсь сразу: я опишу лишь срочные меры, которые принесут немедленный результат. Одновременно с ними придется «запускать» множество совершенно необходимых преобразований, которые улучшат нашу жизнь далеко не сразу. Их перечень очевиден для всех. Прежде всего, это судебная реформа, которая доведет независимость и профессионализм судов хотя бы до советских стандартов, о которых сегодня можно, увы, лишь мечтать. Это нормализация образования и здравоохранения, которые должны вновь стать инструментами созидания нации, а не ее циничного грабежа. Бесплатным или почти бесплатным для большинства должно вновь стать и жилье: остроту жилищного кризиса сегодня можно сравнить лишь с послесталинским временем или периодом Первой русской революции. Государственное регулирование должно прекратить жестоко подавлять добросовестное следование установленным им нормам и негласно поощрять мошенников, глумящихся над ними и теми, кто им следует. Разгул преступности, невидимый из-за недоверия граждан к правоохранительной системе, должен быть беспощадно пресечен.
Работа в этих направлениях должна начаться сразу же по оздоровлении государства, но необходимый быстрый эффект обеспечит иное: возвращение «от реформ к нормальности» в социально-экономической политике.
Прежде всего, государство должно заняться модернизацией инфраструктуры, что позволит, с одной стороны, резко сократить издержки общества, а с другой – создать огромный «фронт работ», предъявить колоссальный спрос на все виды созидания: от стратегического планирования и создания новых технологий до обычного добросовестного труда.
Однако для начала модернизации надо выполнить четыре категорических условия. Первое – кардинальное ограничение коррупции. Необходимо разорвать круговую поруку, связывающую взяточника с взяткодателем, для этого, по примеру Италии, освободить последнего от ответственности в случае сотрудничества со следствием. Не смягчить наказание в случае совпадения мнений следователя и судьи, как это имеет место у нас сейчас в виде «деятельного раскаяния», а гарантированно и точно освобождать от ответственности. Второе средство ослабления коррупции следует заимствовать у США. Это конфискация у семьи не сотрудничающего со следствием члена организованной преступности всех добросовестно приобретенных (то есть легализованных) активов с сохранением минимума, достаточного для очень скромной жизни.
Второй необходимый для модернизации инфраструктуры шаг – ограничение произвола монополий: иначе вместо поставленной цели, как это было с «недоступным жильем» Медведева, получим взвинчивание цен на все, связанное с ее достижением. Ключевой момент здесь – коренное расширение полномочий антимонопольной службы. Она должна стать аналогом КГБ в экономике. Важный инструмент ограничения произвола монополий – обеспечение доступа производителям (особенно сельхозпродукции) свободного доступа на рынки крупных городов. Возможно, придется прибегнуть даже к вооруженной силе, но решение этой задачи абсолютно необходимо.
Наконец, для обуздания коммунальных монополий необходимо дотировать все платежи за услуги ЖКХ, превышающие 10% семейных доходов. Дотировать из местных бюджетов, но при нехватке в них средств – из региональных и федерального. Это сделает жертвой коммунальных монополий не разрозненное население, а всесильный Минфин, и вынудит правительство обуздать их аппетиты. А там, где местные и региональные власти окажутся настолько профессиональными, что сумеют нормализовать аппетиты ЖКХ, вмешательства центра и не потребуется.

Цена вопроса

Однако и обуздания монополий мало для успешной модернизации инфраструктуры. Ведь средства, направленные на нее, должны оживлять российскую экономику, создавать рабочие места у нас, а не в Китае и Германии. Значит, для успешной модернизации нужен разумный протекционизм – на уровне хотя бы Евросоюза.
Цена спасения жизней наших сограждан невелика – около 600 млрд руб. в год, значительная часть которых вернется в бюджет в виде налогов. При неиспользуемых остатках на счетах федерального бюджета в 7,5 трлн руб. это не критичные расходы. Да и обуздание произвола монополий, снизив цены, снизит расходы и на спасение людей, и на последний из шагов, необходимых для успешной модернизации инфраструктуры.
Помимо нее, нужна нормализация налогов. Сегодня, чем богаче человек, тем меньше он отдает государству. Оплата труда большинства, даже если она ниже прожиточного минимума, урезается государством на 39,2%: сначала 30% обязательных социальных взносов, и лишь с оставшегося – 13% пресловутой «плоской шкалы подоходного налога». Не применяемой почти нигде, кроме России, где обеспеченный человек при помощи нехитрых манипуляций может платить государству лишь 6%. Поскольку страна превращена в налоговый рай для сверхбогатых, налоговая нагрузка на бедных чрезмерна – и люди в массовом порядке «уходят в тень». Именно этот процесс является главной причиной пенсионного кризиса, о которой власть целомудренно умалчивает.
Разумный выход – введение плоской шкалы обязательных социальных взносов по ставке 15% (на что согласен бизнес, но не чиновники) в сочетании с умеренно прогрессивной шкалой подоходного налога. Доходы ниже трех прожиточных минимумов надо освобождать от налогообложения вообще (ибо стыдно), а от 700 тыс руб. в месяц (это те сбережения, которые государство гарантирует гражданам в банках) и выше – брать 20%. Важен и налог на наследство. Разумеется, с обычной квартиры и, тем более, машины налог брать не надо. А вот с дворца и коллекции «Майбахов», не говоря о корпорациях, – необходимо, и этот налог также должен быть прогрессивным.
О деоффшоризации не надо говорить – ее надо делать: отменить режим избежания двойного налогообложения с оффшорами и объявить бесхозными и безвозмездно конфискуемыми любые активы, права собственности на которые не будут в течение полугода выведены из оффшоров.
Россия никогда не смирится с грабительской приватизацией, согласие на которую было куплено у тогдашнего поколения за бесплатную приватизацию квартир и ваучерный мираж. На смену тому поколению приходят новые, обреченные на нищету: созданное их предками им не достанется. Компенсационный налог по итогам приватизации в виде разницы между стоимостью имущества на момент приватизации и того, что поступило в бюджеты, должен взиматься пакетами акций, чтоб предприятия не несли ущерб, а общество вернуло себе командные высоты в экономике.
Наконец, неспекулятивный малый бизнес должен быть освобожден от всякого налогообложения своего производства и торговли произведенным, а на Дальнем Востоке и в Забайкалье это правило надо распространить и на средний бизнес.
Каждая из перечисленных мер самоочевидна, и каждая абсолютно не приемлема для российских либералов. Очищение от них власти есть вопрос не прогресса, а простого выживания России.

Информационно-аналитическое издание jjjj№126 2014



СТРАНА

  Михаил ДЕЛЯГИН, экономист, директор Института проблем глобализации
БУДЕТ ЛИ ПЕРЕХОД ОТ ЛИБЕРАЛИЗМА К ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta